Главная -> Отчеты -> Камни времени: Кукуя-Иня

Фото отсутствует

Камни времени: Кукуя-Иня

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (113 голосов)
Loading ... Loading ...
Алтай

Автор :

Камни времени Камни Времени. Robin Couton
    Велопоход «Кукуя-Иня» по Горному Алтаю

    Где можно найти море драйва и горы впечатлений, которые останутся с тобой на всю жизнь и которыми можно делится хоть с правнуками?

    Как можно оценить тот комок сжатой в руках воли, когда ты едешь по скальной тропе в сантиметрах от пропасти, срыв в которую в лучшем
    случае смерть а в худшем тяжёлая инвалидность, но ты уверенно ведёшь свой вел с рюкзаком вперёд, ещё удивляясь,
    как тот не разваливается перескакивая крупные острые камни (скальная тропа Инегень-Иня)?

    Или как оценить то состояния, когда словно по мановению заклинания появляется радуга, да ещё двойная
    (Эльф — «Э, а где радуга?» — и радуга появляется)? Или те ощущения, когда пробираешься неведомыми звериными тропами в поисках ответов на загадки мироздания, целыми днями вжимаясь в седло и вслушиваясь в голоса леса и гор?

    Или просто ещё раз ощутить себя неотъемлемой частью этого дикого, чистого мира природы своей планеты. А заодно замкнуть магическое кольцо в Горах Алтая. Это возможно, только пройдя его всоими силами, без моторов. И мы отправились в Алтайские горы на велосипедах ради этого.

    © Robin Couton (aka Bolo), RHC Entertaiment & Bercut Anomal Research

Просмотреть Time stounes* 2014 на карте большего размера


    Сезон: июль 2014-08-13

    Длительность: 9 дней

    Дистанция: 450км.


    Маршрут: Усть-Сема (Горно-Алтайск) — Черга — Верх.Кукуя — пер.Кукуя — Бешозек — пер.Чакырский — Усть-Кан — пер.Кырлыкский — Санаш — Абай — Усть-Кокса — Катанда — Тюнгур — «катуньская тропа» — пер. Казнахтинский — р.Казнахта — Инигень — «скальный проход» — Иня — Белый Бом


    Участники:

    Эльф — Elfsmut

    Robin Couton — Беркут

Отчёт-рассказ Оглавление
Впервые опубликовано на: Pandoraworld.su
Глава 1. Кукуя
    Василий Корбут резко вывернул руль, и мы лихо подымая пыль прицепом, в котором прятались уже собранные в горном велосипеды и рюкзаки, вкатились на площадку Манжерока. Срочная доставка товара для Василия, экономия и фора в один день для нас, поскольку удастся стартануть не из Горно-Алтайска, как планировалось по дефолту, а уже из Усть-Семы, тем самым избавив себя от потери одного дня на преодоления почти 70км. по загруженному машинами цивильному Чуйскому тракту.


    Кроме этого в Манжероке на рынке сувениров можно купить что-нибудь, и в процессе похода вещи «зарядить» хоть какой-то силой. Так что мы после остановки машины резко выходим, и вальяжно направляемся к прилавкам.

    Корбутов тут хорошо знают. И их продукцию — тоже. Однако вид двух экипированных в камуфле бойцов в шляпах ковбойского типа с рациями и оружием поставил обитателей рынка в тупик.

    - Охрана? — спросили из соседней машины.

    - Типа того. Товар ценный.

    Мы с Эльфом осмотрели и купили что хотели, Корбуты выгрузили товар, и пора уезжать.

    - Хе, теперь пойдут слухи, что Корбуты уже совсем оборзели, вооружённую охрану завели. — стал иронизировать Василий, когда мы уселись в его машине снова.

    - Это мы ещё им секрет не раскрывали.

    - Какой?

    - Ну что у вас в мыле золотая пыль содержится. Девать-то её некуда, вот и подсыпаете во всё что можно…

    - А, ну да. Но это секрет.

    - Ага… Иначе товар сметут и в очередь с ночи записываться будут.

    - Да и так уже… нарисовались.

    Обсуждая золотую пыль и в предвкушении похода, наслаждаясь горными пейзажами мы вскоре очутились в Усть-Семе, и настала пора выгружаться. Корбуты далее следуют на Чемал, а мы поворачиваем вместе с Чуйским трактом в Чергу, откуда нам нужно сегодня обязательно дойти до Кукуя. Пусть не до перевала, но чтоб не потерять данную нам Корбутами фору в день, 50 км вкрутить надо точно.

    В принципе, исходя из дистанции и времени, 50 — не много. Однако есть тонкости. Во-первых — это первый день, и сказать что мы «раскатаны», т.е. вошли в вело-походный режим точно нельзя. Значит ноги быстро забьются, и будет ехать тяжело уже после 40км по ровному. Во-вторых — до перевала вся дорога преимуществом вверх, с набором высоты, так что устанем быстро и отдыхать на спусках не придётся. И в-третьих — у нас рюкзаки в максимальной загрузке, у меня похоже под 30кг, что явно перегруз. Эльфу полегче почти в 2 раза, но что-то ему переложить не выйдет, рюкзак меньше, и в него уже то, что есть не помещается. Всё это значит, что первый день будет тяжёлым. Просто тяжёлым, трудным физически. И всё. В остальном мы уже счастливы — Алтай, горы, простор, свобода, и весь отпуск впереди….




    Выгрузка и сборка в походный вид прошла быстро. Мы попрощались с Корбутами до 8-го августа, и стали собираться с духом, чтоб стартануть. На мост — вниз, не сложно, но это символично, и мы не спешили.




    Сказать, что совсем без раскатки стартуем, было бы не верно. Вчера, пока адаптировались в убежище Корбутов, мы нашли в себе силы и в дне время забраться на ближайший хребет вдоль реки Каяс и горы Ухтюба, причём с велосипедами. Налегке, без рюкзаков. И покататься для адаптации и разминки по нему. Идея удалась — горы сразу показали на что мы способны…


    Я поднялся с велом, вкатил, но мне потребовалось несколько минут, что бы успокоить дыхалку. Поднявшийся Эльф — просто рухнул. И некоторое время даже звуки издавал с трудом.


    Зато потом мы спокойно прокатились по хребту наслаждаясь видами пригородов горно-Алтайска и Маймы.






    Назад с хребта мы имели возможность оценить крутизну спуска, в процессе чего я умудрился сломать зеркало. Спуск назвали неоригинально — «Слалом им.Корбутов». После него уже ничего не хотелось, и оставив велы до «завтра» мы просто отдтыхали.


    Но сейчас нам надо ехать в Кукуя. И наконец, собравшись с духом и подстегнув самих себя привычным «Чу!» — двинулись в путь. Велопоход начался.

    Понятно, что дорога до Камлака, да и до самой Черги чем-то особым не отличалась — слегка ослабший трафик авто, почти всё время небольшой подъём, редкий и короткий спуск, асфальт, зелень травы и леса, запах Алтая. Если горка была круче чем «несильная» — то мы предпочитали идти велопешком. Надрываться в начале нет ни сил, ни желания. Так мы достаточно быстро одолели почти 17км, и свернули в Черге в сторону Улус-Черги и собственно Кукуя. Как только мы в Черге пересекли мост через речку, кончился и асфальт, и начался довольно резкий набор высоты. Правда он имел и сбросы, но короткие, всё равно вверх и вверх. Поняв, что теперь будем только корячится вверх, сделали небольшой перекур у речки.


    И были правы. Дорога так и лезет вверх, то резко, то нет, иногда давая спуски или ровные участки которые понятно ехали. Только что-то ехалось не быстро, и тяжело. Однако это вовсе не означало, что всё плохо. Скорее наоборот — Эльф, особенно неравнодушный к лошадям кайфовал в параллельной реальности — куда не посмотришь — везде они — лошади, кони, лошади, жеребята… их много, они повсюду. Я же был доволен уже как минимум тем, что чувствовал себя дома, в своём привычном мире и измерении. А в нём ничего просто так не даётся.




    Солнце жарит. Не пялит, не светит, оно просто жарит. Мы пьём воду как лошади, и прём вперёд с упорством барана. К Улусу мы поняли, что надо плотно подкрепится.


    Дорога тут идёт не так, как на картах — в посёлок не заходит вообще, огибает его с юга, не дела лишних поворотов и бросков высотой. Причём снова асфальтированная. Мы тормознули над трубой под дорогой для ручья, и устроились на перекус. Конфеты и консервы, много воды. Поодаль пасётся скотина местного, вероятно фермера, и лошади, которые конечно были Эльфом офотографлены.


    Но потом началось движение. Сначала пришла огромная свинья с поросятами, и ушла в трубу. Птом поскакали коровы. Именно поскакали, а не побежали или пошли. Они вообще на Алтае скачут, а тут у них ещё истеричный предводитель есть — коричневый такой баран. Но истерил, кричал, прыгал и возмущался, пока все коровы и овцы не ушли в трубу. Лошади же дали паникёру понять, что вообще видят в нём пустое место. Благородная кровь…

    Вскоре показался фермер. На коне. Он матерился — видимо искал скотину. Мы сказали что их увёл в трубу баран. Мужик выругался, и послал их всех куда-то далеко. Потом пришёл парень помоложе, тоже в поиске. Мы ему рассказали, как всё было — видимо скотина от жары спасается там, в трубе.

    - А вообще их туда один истеричный баран загонял.

    - Коричневый такой?

    - Да.

    - Ясно. Знаю я его.

    - На шашлык напрашивается?

    - Угу. И он там будет. Похоже — очень скоро… А вы откуда? И куда?

    - Из Горного едем. К перевалу Кукуя.

    - А что там?

    - Там? Наверно в Кукуя будет… ничего.

    - Точно. Там именно это… ни кукуя ничего.

    - Дальше на Белый Бом.

    - А это где?

    - За углом.

    - Ясссно… Ну тогда счастливо добраться! — пожав лапу, парень уехал на разборку с бараном.

    Уничтожив следы своего присутствия, мы вытащили велосипеды назад на трассу, и двинулись дальше. Несколько километров нам удавалось медленно, но уверенно вкручивать, но потом я совершиш открытие — новое слово в металлургии — открыл сплав свинца и чугуна — чугунец. Причём образец был залит прямо в мои ноги — они гудели как чугун и весили как свинец. И вот эти чугунцовые ноги как-то совсем не хотели куда-то вкручивать. А надо. Так что начавшиеся горки приходилось медленно и вдумчиво брать велопешком. Так позади осталась Ниж.Кукуя, и в вечереющих лучах начало приближаться верх.Кукуя. Что там в кукуях? Да ни… ничего.


    - Ку-ку…

    - Беркут, это ты? — заработала рация.

    - Чего?

    - Ку-ку.

    - Нет, я вообще не куку. У меня сил ни кукуя.

    - Ясно, — ответила рация, — Значит, в Кукуя ку-ку.

    Сразу за Верх.Кукуя дорога, уже снова без асфальта, начала уверенно забирать вверх, а дистациометр показывать что мы уже приближаемся к 50км за день. Впереди должен начаться подъём на перевал, и надо найти место для ночёвки.

    Проблема в том, что после Верх.Кукуя леса нет ни кукуя. Луга одни. Но около впадающей речки, пересекающей дорогу, таки лес есть, мы свернули, въехали в грязь и воду, и я пошёл с чугунцовыми ногами в разведку. Рядом ничего подходящего не нашлось — или сыро, или болотные кочки, а вот выше, в высокой траве у обрыва к ручью — место нашлось. Туда и забурились. Я по дрова-костёр, а Эльф — палатка и вода. Потом к Эльфу пришёл конь. Нет, не брудершафтный, просто конь. Но когда эльф решил его сфотографировать в вечереющем свете выяснилось, что конь не совсем из этой реальности, поэтому растворился в вечерней дымке.


    - Ну вот, — грустно отметил Эльф, — Весь день ничего не делали, а к вечеру уже глюки пошли от усталости.

    - Осложнённый синдром Резидента, брат.

    - Ну да… Вот он какой…

    Я обратил внимание, что за день солнце меня таки зажарило. Кожа стала красной, но почему-то не болела. Эльф тоже покрылся специфической корочкой, но она ещё не хрустела. Мы умяли плотный ужин и свалились спать.


    Утро нас начало жарить прямо в палатке. Чтоб не мариноваться в ней как в духовке пришлось вылезти, приготовить что-то без костра — горячего не хотелось, наестся сладкого и напится воды, и после этого обречённо выйти на дорогу. Впереди — подъём на перевал кукуя, 3 километра пыльной дороги, уходящей куда-то вверх за горизонт. Ехать даже не пытаемся. Просто толкаем велы, экономим силы — день будет длинным, их надо беречь.


    Тут я почувствовал, что корочка будет скоро у меня. От солнца левую руку просто жгло, и она начала спешно покрываться волдырями. Причём как назло, солнце как раз слева по подъёму. Я её поливаю водой и прячу за рюкзаком, это даёт небольшое облегчение. Но толкать всё равно тяжело, хотя чугунца пока не ощущается. Мы медленно идём вверх, толкая веля, и закрывая ноздри от пыли, которая поднимается от время от времени проносящихся мимо пылеподъёмных механизмов. Один из них, белая ГАЗель, всёж остановился, поприветствовал, и спросил куда мы такие прёмся.

    - В Белый Бом. Он там, за углом.

    - А, ну знаю я тот угол… ну удачи, ребята.

    Ребята… Скорее жеребята. Точнее — пони. По крайней мере, толкая вверх гружёный велосипед, качая в такт шагам головой и уткнувшись в дорогу перед собой глазами я ощущаю себя именно этой маленькой лошадкой, которая покорно и грустно тянет свой груз куда-то вперёд. И любовь Эльфа к поням тут совсем ни причём. Просто объективная реальность и ощущения.

    Иногда выручают тени от деревьев, где мы отдыхаем подолгу, иногда — изгибы дороги, где солнце меняет угол атаки. А перевала всё не видно и не видно.


    Однако к 15 часам дорога начала несколько выполаживаться, и стало понятно, что перевал рядом. Это придало духовных сил, и пони пошли быстрее. Мы фыркали, буксовали, пыркались, но продолжали подъём. И так, пока не открылся вид «за перевалом».


    Пришли. Перевал Кукуя. Как и предполагалось — тут ничего… Но мы сделаем — перекус. Садимся на лавочку и вдумчиво жуём прикормку. В то, что сейчас на спуске не придётся ни вкручивать, ни толкать понями велы — ещё не верится. Но мы пришли.

Глава 2. Спокойствие


    Для начала я отыскал лопух побольше на перевале, и приладил его к левой руке — защищать от солнца. Немного полегчало. Потом мы стали ублажать алтайского духа — оставили по монетке. Практика показывает, что это очень важно, и в принципе, дальнейшие события показали, что не ошибаемся. Всякий, кто первый раз проходит перевал, должен уделить внимание этому обычаю. Иначе могут начаться неприятности.


    Вообще, когда дорога осиливается не моторами, делаются интересные наблюдения. Например, в горах каждый перевал — это портал в другой параллельный мир. Вроде всё то же и там же, тот же язык, законы… Но всегда после первала что-то меняется, и ты словно оказываешься в другом, несколько ином мире. Может это связано с эенегетикой, с климатом или ещё с чем-то вполне материальным, но это всё таки другой мир. В этом мире, который перед нами, я ещё не был (проезд на Камазе в 2007-м году не в счёт, мы из него даже не выходили), поэтому что там нас ждёт внизу — интересно.

    Насидевшись на перевале, мы решили всё же толкнуться вниз. Подъём был 3 км, спуск обещают 4км. Из 50-ти километрового дневного минимума мы преодолели 3 км за 3 часа, и теперь надо как-то наверстать упущенное. Надеюсь, 10 км хотя бы по инерции со спуском накрутим. И мы покатились вниз.

    Дорога, хоть и грунтовая, но укатана хорошо. Поэтому приходится постоянно притормаживать, когда скорость приближается к 60км/ч, иначе можно не справится с управлением. Мимо понеслись луга и редкие кедры р.Бурунда, вдоль которой пошла дорога, она влилась в р.Арбайта, причём как-то быстро. Эльфа всё время глючило, что он на мотоцикле, и пытался ногой переключить скорости, но не получалось. Я лечу немного позади его, но на достаточно безопасной дистанции, чтоб бы если он рухнет, я успел его облететь без потерь. Но этого не потребовалось. Попутно эльф снимает камерой на лбу процесс спуска. Действительно, педали крутить не нужно, оно как-то само едет, и можно ощущать себя очень крутым велосипедистом, преодолевающим большие расстояния за малое время при минимуме усилий. Ходя усилия всё же есть — нужно крепко держать руль и быть предельно внимательным, готовым к быстрой реакции. Однако на этом спуске особенно напрягаться не приходится — сильных поворотов нет, крутяков тоже, катись себе и катись. Мы и катимся — быстро, но спокойно. Так прокатилось километров 7, потом 8, и к 10 мы выкатываемся к развилке на Ильинку. Проверяем — да, нам налево, к Барагашу. Река Песчаная уже видна внизу, и переехав мост через Бурунду, мы начали двигаться уже вверх по Песчаной.


    Как ни странно, но мы продолжили ехать. Причём иногда трудно было понять куда уклон дороги — вверх, под горку, или ровно, усилия примерно одинаковые. Поскольку теперь мы снова до Чакырского перевала будем ехать преимущественно вверх, как и вчера, но тут мы даже в горки почему-то въезжаем. Причём спокойно. Тут я уже стал переключать внимание на окружающую обстановку более внимательно. И не зря.

    В этой долине (мире?) очень интересные горы. Нет, не внешне — выглядят они вполне обыденно, особенной высотой не отличаются. А вот настрой на ровное, непоколебимое спокойствие от них словно фонит. Да и время как-то иначе течёт. Ровно, спокойно, ровно, так как надо. Может быть и стоило начать беспокоится, что не успеем, устанем, что-то ещё — но не получалось. Да и велосипед тоже почему-то спокойно ехал дальше, даже в гору. Ну, такой мир…

    Тем не менее, солнце всё так же спокойно нас жарит. Мои волдыри на руках пришли в замешательство, не зная, где расти и множится. Когда докатились до симпатичного и вполне чистого ручья, залезли в тень и устроили там медленный и спокойный перекус прикормкой и консервами. Есть почему-то хотелось больше обычного. И тоже много сладкого и воды. Умяли рыбу, эльф усугубил ещё каким-то куриным мясом, потом долго жевали червяков в сахаре и запивали водой. Волдыри успокоились, и я снял уже увядший пол жарящими лучами солнца лопух с руки. Время катилось слегка к вечеру. Мы снова влезли в сёдла, «Чу!», и поехали. Однако уехать далеко не получилось. За пару километров до Барагаша дорога пересекает р.Песчаную, но перед мостом стоит основательное кафе «Айсура», что можно перевести как «Луняша» — а это уже напомнило Эльфу о его любимых персонажах из мультиков. Ну понятно не остановится и не наестся там наконец нам не удалось.




    Меню в «Луняше» не отличается каким-то изыском или оригинальностью, его основное преимущество — что оно есть. И к месту. Особенно порадовало Эльфа наличие кваса, но и лагман тоже был радостно умят. Таким образом утолив наконец непонятный голод, мы всё так же спокойно поехали дальше.

    Дальше мы проехали Барагаш. Именно проехали, хотя там не такие уж пологие подъёмы. Барагашцы на нас смотрели спокойно, кто-то даже спросил, откуда мы или куда. Видать в этом мире обитатели спокойно существуют по принципу «живу спокойно и добро наживаю» — по постройкам видно, что много новых, хорошо отделанных, и ещё строятся.

    За Барагашем нас ждала долгая и длинная пологая дорога по степи, из горизонта в горизонт, по которой мы едем так же долго и длинно, и совершенно спокойно. Где-то в середине нас догнал уже знакомый водитель ГАЗели, и удивился, что он уже успел съездить туда-обратно, а мы ещё где-то тут ошиваемся.

    - А мы не поспешаем.

    - Понятно. Ну, тогда до новой встречи.




    Дорога пересекла огромную по здешнем меркам степь, и уткнулась в мост. За мостом — резкий подъём, такой что мы от его вида остановились без всякой надежды на него въехать. Передохнули, и поехали. К нашему удивлению — мы на него въехали. Дорога пошла в обход Шаргайты. Посёлок хорошо виден, на теперь уже другом берегу — он очень большой, там даже какой-то завод или что-то вроде того, фундаментальные строения. Причём это всё явно в отличном состоянии и спокойно и неспешно продолжает развиваться, хотя эти места явно туристами не избалованы, а скорее наоборот.

    За подъёмом дорога пошла ровно, хоть и с набором высоты. Та же пыльноватая грунтовка. Потом она начала заваливаться вниз, сделала поворот, и вот мы уже пробираемся вдоль реки в сторону Беш-Озек. И опять камни гор, склоны словно колдуют полное спокойствие, какое-то хранилище времени. Вообще я давно заметил, что горы, камни Алтая умеют аккумулировать время, всё помнить, создавая что-то вроде устойчивой структуры, с внутренней организацией и адресацией. Такая огромная флешка, которая хранить может не только информацию, но и время — ещё одно измерение. Именно поэтому экспедиция этого года так называется. Мы проверяем — так ли это. Пока нас словно изо всех сил пытаются убедить — что это именно так.

    Тем временем мы минуем ещё один поворот на Шаргайты, и выкатываемся в долину, в конце которой внизу лежит Беш-Озек. В переводе это можно истрактовать как «пять сходящихся рукавов (дорог, рек). Дорога наша лежит как раз сквозь этот Беш-Озек. Вокруг него пасётся множество коров, по дворам важно прогуливаются лошади, из кустов блеют овцы и бараны. На улицах чисто и спокойно. Долину мы проехали как-то слишком подозрительно быстро, успев однако отметить, что нужные 50км. мы как раз в этом Беш-Озеке и разменяем.

    Разменяли. Вечер. Впереди — Чакырский перевал. И подъём к нему. Надо искать место, где забурится на ночь. Рядом с посёлком — не вариант — поля и скотина. Дальше — подъём по склону вдали от воды. В ногах стал постепенно образовываться знакомый сплав чугуна и свинца, но пока не спеша.


    Остановились отдохнуть, ну и может пожевать немного. Пришвартовав велы к швартовочным столбикам, переходим на другую сторону и скатываемся в низ в заросли, в тень, где развалившись на склоне отдыхаем перед вполне ощутимой необходимостью неведомо сколько идти в перевальный подъём, пока не найдём место для стоянки. Перекур затянулся, и я решил двинутся усилием воли. Двинулся. Поднялся велопешком один тягун, и стал ждать Эльфа уже почти в километре от места перекура — там тоже швартовочный столбик, и дальше можно ехать несмотря на подъёмы. Когда эльф добрался до меня, я заметил, что с ним что-то не так.

    - Эльф, а где… твоя шляпа?

    - А… Чёрт!

    - Перекур.

    - Да. Швартуйся. Бу ждать.

    - Связь?

    - Уже.

    - Я пошёл.

    Мда. Его путешествие маленьким не назовёшь. Я приготовился к долгому ожиданию — время позволяло. Сегодня мы явно намного эффективнее двигались, поэтому хоть и вечер, но до темноты есть ещё несколько часов, так что всё успеваем вроде вовремя. Вот только стоянку годную тут найти — места не знакомые, надо разминать чуйку. Я сел на камень у обочины, и стал разминать. Размял. Чуйка сказала что надо топать ещё вперёд и вперёд, и обмякла. Время шло. От нетерпенья я всё время смотрю вниз.

    - Беркут Эльфу…

    - На связи.

    - Объект найден, выдвигаюсь.

    - Понял.


    Где-то внизу пятно-Эльф образовался на дороге, и стал незаметно приближаться. Тогда порядок, можно немного неспешно подняться — Эльф всё равно догонит — у него рюк легче, он вверх идёт проворнее. Так и вышло. Мы снова в седле, и неспешно вкручиваем вперёд по дороге.


    Мест для стоянок уже можно найти не мало, беда только в том, что вода очень далеко. Постоянные просмотры в сторону Песчаной зато позволили увидеть большой табун лошадей, пасущихся в лесу и на лугах внизу. Эльфу это придало сил, и мы радостно докатились до трубного моста через небольшой ручеёк, текущий вниз. Быстро поняли, что это наш шанс, даже не смотря на то, что поодаль ходил на коне какой-то всадник, из местных.

    Мы скатились вниз по тропке, и потом по целине в лес к ручью. Найдя немного ровное место стали устало распаковываться. Вынув необходимое, пока Эльф начал собирать палатку, я отправился на ритуальный поиск брудершафта. Конечно нашёл, то там были хорошие тропки через ручей, и меня туда что-то потянуло. За ручьём оказалась великолепная стоянка с бараньим черепом. Увидев её, Эльф взялся перенести почти собранную палатку. В общем, мы начали переброска бивуака, и закончили её без потерь.




    Ломка дров, костёр, суп, бутерброды, чай-кофе и стемнело. Лошадки ходят где-то неподалёку, а нас втянуло в сон.




    Ночью пошёл дождь, но к утру снова появилось солнце. Мы выспались. Вставали неохотно и долго. Лошадки уже ушли, но всё равно было чего поснимать: ручей и речку — тут её верховья, заросшие лесом. Красиво.




    На дорогу я выбрался первым, и стал ждать Эльфа. Того что-то словно не отпускало с этого места, и он сильно задерживался, да и вышел сильно ниже. Мы покатили вперёд.


    Дорога неуклонно набирает высоту. Иногда из-за этого даже спешиваемся, но не надолго. Прада серьёзных крутяков так и не встречается, и по сравнению с вспоминаемым постоянно Кукуя тут всё очень даже ровненько.


    Но вот дорога перевалила какой-то апогей, и осторожно спустилась в обширную долину, пересекаемую жиденьким ручейком, за которым угадывался настоящий перевальный подъём. Мы не быстро спустились и остановились передохнуть. Снова перевал. Ещё выше. Зато за ручьём вновь стал прорезаться вполне хороший асфальт. Я даже не знаю, радоваться этому или нет, потому что по асфальту катить конечно проще, но скучнее.


    И мы покатились. То пёхом, то верхом, но снова начали набор высоты. Наконец увидели знаки погранзоны и границы Усть-Канского района.






    С набором высоты тут почему-то становилось леса не меньше, а больше, а часто даже и гуще. Это радовало, и облегчало непростой подъём. Я всё время пытаюсь вытянуть из памяти смутные воспоминания 2007г, проекта «М-45«, когда мы тут ехали вниз на Камазе. А из воспоминаний — подробности дороги на перевал. Но получается не очень, и я просто снова чувствую себя маленькой лошадкой тянущей покорно свой нелёгкий груз куда-то вперёд по дороге, грустно смотрящей перед собой.


    Тем не менее открывшийся перевал, даже со взлётом к нему небольшого крутяка, придал сил. Мы почти верхом добрались до него, и засели в беседке на обстоятельный перекус. Впереди нас снова ждёт портал в другой мир, не хуже, не лучше, просто другой, и что в нём — я уже знал. А сейчас, зная что ближайшие 15км крутить педали практически не придётся, а потом ещё 10 будут «ленивые» спуски — можно посидеть спокойно, пока ещё в этом мире, настроится на что-то новое…

    Чакырский перевал.



Глава 3. Полёт пегаса
    Настраивались довольно долго. Перекусили. Я вспоминал как в этом месте 7 лет назад мы понимая, что вылезли из графика на 3 дня, решили шаманить попутку, и она образовалась в виде вышеупомянутого Камаза, водитель которого сам предложил нас подбросить до Черги.


    Что и было сделано. В результате, в магическом кольце Алтая, который мне нужно было замкнуть что бы полноценно работать с силами внутри него образовалась огромная дыра. Кольцо я строил и расширял потом эти 7 лет — это походы «Карагем» и «Велокарагем», «Купол-Ажу» и «Северочуйский трек». Теперь оно замкнулось окончательно, и можно вступать в контакт с таинственным обитателями тонких миров в Уймонской долине. И не только это. Однако сейчас никакой эпохальности я для себя не чувствую — только небольшая усталость, и ощущение предстоящего долгого полёта до Усть-Кана, и дальше него, чтобы найти стоянку на ночь среди почти голых степей. Мы бы и дольше тупили бы в беседке, читая вандальные надпись тупых туристов, оставленных на ней, если бы не прилетел привет оттуда, из портала.

    Привет был прост, и понятен как 2 копейки. Туча, причём дождевая. Для того мира, что впереди — это нормально. Прошлый раз эти тучи нас там поливали целый день и ещё немного. Жаркие миры видимо закончились. Туча шла таким образом, что единственный способ избежать попадания под дождь было начать спуск.


    Вот мы и начали, подстёгнутые таким образом.


    Я не поленился, и включив камеру на запись, нырнул в портал. Вместе с эльфом, который, казалось, предвкушая долгий полёт, расправил крылья и приготовился плыть в воздухе словно пегас. Это было на его физиономии написано очень однозначно. И вот мир изменился, мы уже летим, поджимая тормоза и хвосты, по ровному асфальту куда-то вглубь долины. Мелькают склоны, горки, деревья, которые к низу разбегаются от дороги открывая просторную межгорную степь. Горизонт с пологими горами далеко впереди, но его видно, и как дорога сужаясь в нить уходит туда. Это такой мир. Мир Усть-Кана.

    Я немного расскажу о нём. Это очень суровый мир. Здесь расстояния уходят в далёкий горизонт вместе с восприятием его и дорогами. Здесь нет ничего «рядом» — всё далеко. Но дороги ровные, прямые, понятные. А суровый он из-за климата. Это сейчас — середина лета, и в целом благодать, только может налететь ветер и дождь, причём снег не исключён. В остальное время здесь как на крайнем севере с вечной мерзлотой — лютые ветра и вьюги, снежные покровы в горизонт. И холод. Сухой, пронизывающий.

    В степи с болотами, понятно есть жизнь. Это не только орлы да суслики. По верховьям гор, куда человек добирается редко из-за расстояний и болот, бродят горные козлы и кабарга, на разбросанных фермах-хуторах вырастают тучные коровы, в полях гуляют редкие табунчики лошадей, и нажористые отары овец. Ещё бросилось в глаза, что до Чакырского портала-перевала цветы на лугах-горах были жёлтые, а тут фиолетовые. «Наверно алтайцы, все дела бросили и ночью перекрасили»…. Это цветёт чебрец. Он тут растёт в промышленных масштабах, не считая набора множества других целебных трав.

    Спуск с Чакырского перевала.

    И вот, мы летим над этим необычным, суровым, полным самых забойных запахов миром, подгоняемые неспешными тёмными тучками. Наша дорога вывалилась вниз, пересекла ручей и небольшой подъёмчик, который мы просто пролетели, и пошла ленивым спуском до Ябоганской развилки. Поскольку на перевале мы высушили все запасы воды, до капли, как только ручей приблизился к дороге на расстояние нескольких метров, мы остановились-приземлились, и Эльф отправился на заправку. Он там долго общался с какими-то сущностями, но дело сделал, и мы снова встаём на крыло.

    Начались ленивые спуски. Это когда спуск, но уклон настолько мал, что его почти не заметно. Можно лениво вкручивать и быстро ехать. Причём долго и далеко. А тут это очень актуально. За развилкой на запад (на восток — Ябоган), ленивый спуск продолжается, но потом плавно переходит в неленивый подъём на микроперевальчик, который я называю «Канский хребетик» — миниатюрная горная гряда, через которую переваливает дорога. Прошлый раз, спускаясь в темноте с неё, мы шли под постоянным дождём и дороге из луж. Сейчас светло, луж нет, и надо будет подниматься. Но по сравнению с уже взятым перевалом, и тем более Кукуя — это так, небольшая разминка.

    Разминаемся пешком. Поднимаемся с одним-двумя передыхами, т.е. довольно быстро. А там, за микроперевальчиком, снова открывается характерный для этих мест вид — бесконечная дорога куда-то за горизонт, обрамлённый невысокими холмистыми горами, но из-за них уже видны действительно огромные горы со снегом на склонах. Полу-хмурое, полу-ясное небо, от которого можно ожидать всего, и никаких признаков Усть-Кана — до него ещё где-то 20 км, мы уже 20 проехали. И понятно, что по-хорошему отдохнуть и перекусить можно только в Усть-Кане.

    Дорога идёт не только вниз, но у самого горизонта толь выполаживается, толи идёт в небольшой подъём. И мы снова ныряем в полёт, неспешно, но быстро проносясь над цветущими лугами, пасущимся скотом, усталым, но ровным асфальтом. Где-то далеко вдали слева, сквозь холмы на горизонте видна ниточка дороги. Эта дорога, по которой нам ехать после Усть-Кана. Срезать или объехать никаких шансов — нас разделяет огромное Ябоганское болото, а ближе к дороге ещё и река Кырлык. И никаких даже тропок нет. Это просто видно на многие километры в горах…


    Летим дальше. Километры продолжают вматываться под велосипед, луговые запахи будоражить нос разноцветьем, скотина разбегаться перед нами от наших рыков и улюлюканей. А что бы мы не рассла*лись, усть-Канские тучи регулярно нас поливали мелким и тёплым дождиком, прямо не отключая солнца. А вот расстояние тут проще считать не километрами, а горизонтами. При их масштабе и скорости — это адекватней. Так вот после двух горизонтов, велосипед явно стал «уставать», а без вкручивания вовсе останавливаться. Значит, мы подлетаем к «петлям»: на форе прямых и ровных горизонтов изгибы дороги чаще чем раз в километр можно считать петлями. И перед Усть-Каном так и происходит. Появились развилки в пригороды Усть-Кана, но как и положено от райцентра до них тоже большие расстояния и горизонты. Петли выводят к главной развилке — тут одна дорога идёт на собственно Усть-Кан, другая в сторону Барнаула. Именно по ней к Катуньскому хребту, Белухе, мультинским озёрам возят туристов через Барнаул. Так что с этого момента трафик увеличивается, и вероятность увидеть живого туриста возрастает. У развилки автобусная остановка. Учитывая, что ближайшие населённые пункты отсюда на расстоянии 1-2 горизонта — для кого она — загадка. Но 7 лет назад именно она спасла нас тут от ливня, и тут долго и вдумчиво Резидент чинил свой вел на фоне светящихся гор, свинцового неба и яркой радуги.


    Резидент на остановке под Усть-Каном чинит вел в 2007г.

    Но мы летим, а не сентементальничаем. Даже не притормозили у памятного места — до Усть-Кана остался один горизонт, и надо побыстрее его пролететь.

    Вскоре из-за поворотв открылся Усть-Кан. За 7 лет он несколько разросся, и видимо продолжает — судя по неоконченным стройкам по окраинам. Мы не теряя темпа машем крыльями, взлетаем на бугор перед городом, и останавливаемся.

    - Перекусить лучше на окраине. Спокойней и проще.

    - Угу. Поищем тут или в конце?

    - Точно знаю что в центре есть столовая и кафе. Тут тоже может быть, а вот в конце — не уверен.

    - Значит — тут… Да и в магазин зайдём, сок, колбаса…

    - Угу.

    И мы начали планирование в город. Всё точно — 40 км за день отмахали. Проехали мост, и рассмотрели сразу несколько магазинчиков, и кафе, которое по понятным причинам Эльф мимо проехать просто не в состоянии. «Пегас».


    Но сначала мы посетили магазин по соседству, где Эльф искал свой любимый квас, а я закупит скоропорты на ужин. Только после этого мы вдвоём, по очереди, затолкали наши велы на высокую террасу «Пегаса» и проникли внутрь.

    Внутри ничего необычного — какая-то воркующая за столом компания, и традиционное для таких мест меню, большая часть из которого находится в статусе «всё уже сожрано до вас». При нашем появлении воркующая компания, как и 7 лет назад в «Драконе» начала быстро рассасываться. Наверно вид у нас был такой, словно только что с коня, на котором грабили дилижансы, банки и трансконтинентальный экспресс. Традиционное «откуда-куда?» и «Белый Бом — за углом», стандартный заказ и его медленное поедание с параллельным туплением в карту. Но тупи туда или нет — всё равно понятно, что вкручивать нам ещё не мало — и теперь уже вверх. Здесь мир не только суров, но и уравновешен — оба перевала, Чакырский и Кырлыкский, почти на одной высоте, и всё, что мы скатили вниз, теперь придётся набирать заново. Усть-Кан — самая нижняя точка. Мало того, поблизости с Усть-Каном встать будет негде в радиусе 10 км. иначе придут или хозяева земли, или их скотина — познакомится. Хочется не очень. Кроме того, далее по пути это всё ещё и огорожено или заболочено. Лесов практически нет, точнее они настолько далеко от воды и дороги Из карты было вытуплено место, где я с Резидентом ночевал перед Усть-Каном, там, где дорога пересекает впадающий в Кырлык ручей Чарыш. Это ближе к д.Кырлык, чем к Усть-Кану, примерно 2-3 горизонта. Хорошо, что я их всех знаю, и потому путь не будет слишком затянутым. Но надо уже на взлёт. Мы вышли из «Пегаса», и снова навестили магазин, докупили чего-то, и неспешно тронулись вперёд.

    До городского моста едем довольно шустро, ибо вниз слегка-лениво, за мостом в город, к центру, тоже спуск, площадь, и тут резкий, почти разворот налево. Вверх, мимо отделения полиции, и дальше, дальше, выше, к горизонту вечерних облаков и солнца, подсовывающего под них свои лучи.

    Первый горизонт нас ждёт у знака «Усть-Кан». Почему-то не смотря на все усилия, мы туда добираемся вполне быстро, даже немного набрав высоты. Но за ним, как разбегутся коровы, открывается следующий, как и положено в этом мире — в теряющуюся даль. И мы, не меняя темпа, медленно и уверенно, летим туда, навстречу следующему горизонту, растворяясь в ветре его безмолвия и запахах луговых трав.

    Либо хорошо отдохнули, либо хорошо раскатались, но через 5 км от Усть-Кана — полёт нормальный, бортовые системы в штатном режиме, избытка чугунца не обнаруживается. Мы из разгонного режима переходим в крейсерский — оптимальное соотношение взмахов крыльями к сердечному ритму и получаемой скорости полёта.


    Не знаю, что мы такого сожрали в кафе «Пегас», но до второго горизонта дошли ровным полётом, пролетя все заборы и кемпинги, тур-базы и скотозагоны, мимо покрытых цветами гор, отдыхающих туристов и озабоченными бытовухой аборигенов. Сейчас мы снова в отрыве от цивилов, среди гор, травы, и на дороге, где то и дело снуют различные пылеподъёмные механизмы. У них, как и у нас, впереди Кырлык, перевал, и вся дорога до Усть-Коксы, Уймонская долина и Катанда с Тюнгуром. А нам остался последний горизонт, который открывается сбоку, с поворотом. Дополнительно вкладываемся — высота потихоньку нарастает,, берём крен вправо, за гору, там излом дороги, вписывыаемся в петлю — и вот слева вдали, под горизонт, виден сам Кырлык, но перед ним его пересекает густая полоса зелёной растительности — это берега Чарыша. Крейсерская скорость остаётся, и мы плавно входим в этот горизонт. Полоса дрогнула, и насала медленно надвигаться, неотвратимо захватив всю левую сторону, и вываливаясь из лога справа. Теперь надо дойти до моста через Чарыш — это главный ориентир.

    Мост, как в прошлый раз, выпрыгнул из дороги почти внезапно. Эльф поставил крылья во ыронт, тромозя себя, а я с небольшими плавными взмахами приземляюсь рядом.

    - Съезжаем влево.

    - Угу. Уже?

    - Да.

    - Внезапно.

    - Разведка. Ку?

    - Ку.

    Оставив вел на попечительство Эльфа, я отправился искать знакомее место для ночлега. Тут всё действительно в сохранности, только топляка нанесло больше. Камни, лежащие у реки видимо строго следят за тем, что бы время тут работало на сохранение. Я прошёл до самого конца — когда дальше берег столь заболочен, что нет смысла туда ломится даже в познавательных целях. Надо идти к камням.

    Камни всё помнили. И помнят, и запоминают. Наш визит их вполне устраивает, но глубоко забуриваться не рекомендовали. Ну, тогда всё ясно — встаём просто там, где сможем в зарослях воткнуть палатку. И да, столбик с проводами, который на них висел 7 лет назад, теперь совсем упал. И на стоянку мы заходим нагибаясь пот проводом, и неспешно валимся на небольшой ствол, достав небольшой перекус, закупленный в Усть-Кане. Можно выдохнуть. В итоге мы вкрутили под 60км за день, полностью отдавшись полёту и горизонтам. Вроде особо ничего весь день не делали, но что-то подустали. Впечатления и эмоции человеческими языками описать невозможно. Поэтому мы можем только вспоминать симптомы «синдрома Резидента», и жевать, что выковырнули из рюкзаков.

    Сказать что мы тут обмякаем одни — сказать неправду. На другом берегу, где деревьев и растительности почти нет, стоит беседка и к ней удобный съезд. Поэтому туда регулярно подкатывет какой-нибудь транспорт, из него вываливаются туристы, и охая ползают вдоль берега, разминают кости, а потом исчезают вместе с транспортом. Видимо камни что-то им говорят, и те не теряя времени, ретируются. Но не только они.

    - О, смотри, — Эльф показал в сторону нашего захода на стоянку.

    - Ага, гости…

    Трое Алтайцев, пришли пешком, и устроившись на упавшем столбике собрались «откупорить» видимо «беленькой, и один из них заметив, что они тут не одни, направился к нам.

    - Здарова, мужики!

    - Здарова.

    - У вас стакана.. одноразового, или кружки, не будет?

    Мы как раз разлили по полуканам сок, и медленно, как коктейль на курорте, его всасывали.

    - Друг, вишь… — ответил я укуренным от впечатления от полёта пегаса голосом, — Мы лишнего не возим. У нас только вот… Подойдёт?

    Гость посмотрел на Эльфа, который не менее укуренно искал на дне своего полукана знаки вселенной, и понял видимо, что тут ловить совершенно нечего.

    - Панятно… — ответил тот. Извините, счастливо!

    - И тебе счастливо, — ответил я, показывая на знаки вселенной в своём полукане.

    - Да, да! Это они! — со мной дружно согласились камни. Гость ещё раз посмотрел на нас, на камни, и понял, что лучше сваливать тихо. Знаки вселенной об этом и говорили. И потом они быстро растворились, вместе со всеми гостями.

    - Ну, вот, Эльф, теперь можно и палатку ставить…

    Расправившись с сокопортом из магазина, мы поставили палатку, развели костёр, и до кучи ещё легко поужинали. Завтра нас ждёт перевал во всех смыслах слова. Перевал не только как географический, но и перевал структуры и тактики похода. После Кырлыкского перевала, практически до самого финала, у нас будет преимущественный спуск. Это совсем другая динамика походя, совсем другие силы. Но сначала его надо перевалить, и это, зная пыльную дорогу к нему, будет не так просто.

Глава 4. Перевал
    Ночью снова закапало, но утром стало ясно, что весь день нас снова будет жарить. Но это всё же лучше, чем поливать, поскольку мокрая, размытая дорога, а асфальт уже кончился, там явно не добавит оптимизма. Впрочем, словно учуяв момент, понабежали облака, и стало несколько прохладней.

    На другом берегу всё так же идёт быстрая жизнь — приехали на авто туристы, вышли, размялись — свалили. Мы приготовили завтрак, и довольно бодро собрались в дорогу.


    Итак, дорога всё ещё меряется горизонтами. В пределах ближайшего горизонта сам Кырлык — раньше он почти весь был вдали от дороги, теперь ощутимая часть его вдоль. Есть магазин, и мы решили там прикупить сока и ещё чего-то, что сожрали почти сразу. После этого двинулись к следующему горизонту — это тоже огроменная степь, пересечённая дорогой, по которой мы всё так же не спешно но уверенно вкручиваем, хотя она явно в гору, просто уклон незначительный. Немного гуляет сухой ветер, то сбоку дунет, то в спину, то в морду. Но на скорости уже не сказывается. За ним следующий горизонт — с начала какой-то фермы, он уходит через долину пересекая ручьи Верхняя и Нижняя Шиверта. Уклон начинает медленно нарастать, и скорость соответственно падает. Эльф начинает отрываться вперёд, потому как его темп уже плохо коррелируется с моим грузом. У Ниж.Шиверты останавливаемся заправить баки водой.

    Как только заправились, возле нас притормозил лесовоз.

    - Мужики, у вас ручка есть? Нам тут документы заполнить…

    - Есть, отвечаю покопавшись в оперативном подсумке.

    Лесовозник машет ещё одному, те останавливаются после моста, и взяв у меня ручку начинают совместными усилиями заполнять маршрутные листы. Видели картину «Казака пишут письмо турецкому султану»? Только казаков у нас трое. Зато почти заменили остальных. 5 минут этого цирка, и всё кончено — ручка с благодарность возвращена, лесовозы, поднимая пыль скрылись в горизонте, а нам снова надо ехать вперёд к перевалу.


    После Верх.Шиверты дорога незаметно извернулась, и пошёл следующий, наверно последний до перевала горизонт — она пошла по сужающемуся логу р.Кырлык, в котором лес-тайга начинают всё плотнее приближаться к дороге. Это уже не совсем горизонт, можно снова измерять путь километрами, но не хочется — она прямая, почти, видно далеко, и километры даже знать не хочется, чтобы не расстраиваться. Мало того, наклон увеличился, а некоторая часть накопившегося уже чугунца из организма пролилась в ноги и они не захотели много педалить. Поэтому остановки и пешки меня сразу отделили от Эльфа, спокойно и ровно уехавшего вдаль этого горизонта.

    Любой велосипедист знает такие подъёмы-тягуны — когда по нему лезешь, кажется что ровно, полого, подъёма не видно, но велосипед «почему-то плохо едет». И понять однозначно, что тут в гору можно лишь обернувшись увидев сзади горизонт внизу, т.е. поняв на сколько поднялся. Так вот, этот подъём как раз из таких. Я с трудом определяюсь, не идти ли тут пешком, и ближе к середине устало встаю передохнуть, хлебнуть водички. Тут ко мне направляется алтайский мотоцикл.

    - Ты это, коров тут не видел? Там Ниже?

    - Не, не было — и вправду, коров стало меньше.

    - Беркут Эльфу на связь.

    - Да, здесь…

    - Я тут это.. встал. Стою. Устал.

    - Понятно, я тоже.

    - И далеко работает? — поинтересовался алтаец, наблюдавший за нашим диалогом с Эльфом по рации. Я как мог ему объяснил как оно вообще работает и какие варианты с дистанциями. Он всё быстро понял, и пояснил:

    - Да вот, то скотина убегает, то охота, то ещё что — сотовые не везде берут, да и деньги. Вот, про рации думаем. Дорого ли? А какие у вас?

    - Зависит от живучести цена… Дешёвые есть, работают, но потом ломаются внезапно. А у нас понадёжнее, но дорогие.

    - Сколько?

    - Около пяти тыр.

    - За две?

    - Нет, — рассмеялся я, Увы, это только за одну…

    - Мда, дорого…

    После этого мы ещё долго говорили о кто-куда, Белый бом — за углом, и вообще что делать с нерадивыми туристами. Но видимо дела его всё же тянули, и отпрощавшись он уехал. А я снова начал вкручивать в тягун-невидимку.

    Эльф, как не странно, был не далеко. Почти у конца горизонта. Его вел стоял пришвартованный на обочине, через метров 20 от поломатого пылеподъёмного механизма, около которого возились его хозяева.


    Сам Эльф валялся с фотоаппаратом под лиственницей на другой стороне дороги. Видимо этот тягун в горизонте высосал силы даже у него — выбираться оттуда Эльфу явно не хотелось. Но пришлось. И мы снова потянулись вверх, тут горизонт закончился, началась обычная горно-перевальная накатанная грунтовка, средней лесистости. Она немного свернула вправо, резко взяла вверх, а потом вниз совсем чуть — к ручейку на обочине и знаку про перевал, что де осталось до него 3 кило, и всё такое. За ним — лихой забор вверх, и стало понятно что дальше пойдём пешком. Мы пополнили запасы воды, прокатились до начала подъёма, и без вопросов перешли в вело-пеший режим. Ехать нам ещё очень далеко, нужно сегодня проехать блок-пост пере5д Абаем, поэтому силы экономим.

    Тут нужно немного объяснить, почему так. Дело в том, что за всё время велопоходов, кои пережиты, была выведена некоторая формула для определения — что лучше — пехом в гору идти, или вкручивать. Там учитывается не только угол наклона и вес рюка, но и качество покрытия и его наличие, объём встречно-попутного трафика, погодные условия.. И зависимость это вовсе не линейная. Не стану тут заниматься квази-математикой, просто объясню конкретику: тут жарко, дорога средней крутизны, пыльная с трафиком, и тяжёлый рюкзак. Чтобы ехать и не глотать килограммы пыли от пылеподъёмных механизмов, и при этом держать равновесие с таким грузом, я должен вкручивать на скорости на менее 2-2 или даже 2-3. Иначе будет примерно тоже, как бежать вверх по эскалатору едущему вниз. Итоговая скорость при этом будет чуть выше или такая же как у пешего. Соответственно, такое распределение сил уже не эффективно. А теперь прибавим сюда жару, и всё становится на свои места. У Эльфа рюк легче, но ему самому от этого не многим проще, вот поэтому мы покорно становимся маленькими лошадками, которые в такт шагам кивают головой, грустно смотрящей на дорогу. А ещё для балансировки дыхания мы периодически перефыркиваемся. И плевать нам обоим, что это не спаГтивно. Зато конгетивно….

    А ещё мы часто останавливаемся, чтобы передохнуть. Вспоминаем Кукуя, где нет… ничего, и понимаем, что тут всё же как-то легче. Вокруг уже лес, тайга, но какая-то парковая, чистая, ухоженная и прореженная. Видимо сушняк тут и валежник подбирают, и скотина периодически выпасается. Тем временем как-то незаметно гори зонт пейзажа изменился, горы вокруг стали показывать вершины и хребты, начала ощущаться высота. Это значит, перевал уже близко. Появился взлёт крутяк, какие-то знаки и ящик с песком. Ещё рывок — и вот он, Кырлыкский перевал.


    На перевале оживление — стоит несколько пылеподъёмных мещанизмов, возле них брожение и суета. А один — катится — всё его содержимое — женщина, парень и видимо глава семейства, явно за 60 — толкают его к верху. У алтайцев, кстати, глава семьи — старший мужчина. Самый старший.

    - Эт вы что, как мы решили, на мускульную тягу перейти?

    - Ага. — Ответил «дед», — Пока заводится не хочет.

    - Педали ставьте, и без проблем…

    Я ожидал услышать или почувствовать от него что-то вроде «будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса», учитывая то, что толкают они произведение отечественного автопрома, но он лишь улыбнулся в ответ — видимо для семейства этот механизм очень ценен и любим, поэтому они не смотря ни на что его будут беречь.


    Мы тяжело встали на апогее перевала. Перекусить легко, попить воды, отдохнут как следует, отдать дань Алтайскому духу, и перестроить мозги, если найдём их. Теперь, после этой точки, у нас меняется многое. Нас ждут преимущественно спуски. Это не значит, что не будет подъёмов — будут, и крутые, и тяжёлые, но за каждым из них теперь будет следовать спуск, причём ещё больший. Кроме того — очередной портал. Мы покидаем один мир, и уйдём в другой. Да, я там был 7 лет назад, но тогда мы его проехали не в лучшем расположении духа, и чувствительность к мирам была сильно затуплена. Теперь всё активно, на месте, и в полной боеготовности. Однако я помню, что перевальная дорога закончится ровно тогда, когда упрёмся в первый подъём-крутяк, а где он -0 я не помнил. Зато помнил, что после этого нас ждут большие горизонты. А пока, тут на перевале, мы сидим на камнях обочины, под пасмурной тучкой, и смотрим, как алтайское семейство, видимо отчаявшись завести автомобильчик, решило поступить по-алтайски — столкнуть его с перевала, и катится на нём как на самокате. И вот снова растолкав, запрыгивают в него уже на ходу.

    - Этот дед… — Эльф оценил происходящее по-своему, — Экстремал… А как же вакуумирование? Тормозов-то нет!

    - А тут это нормально. Они так живут.

    - Всё равно, это круто.


    Закончив все перевальные дела, мы тронулись дальше. Именно тронулись — для спуска больше не нужно. Но устраивать тут слаломы со скоростями мы не хотим и не собираемся. У велоспусков есть несколько правил, которые надо соблюдать чтобы не сучилось какой-нибудь неприятности. Первое — это «соблюдай дистанцию». Впереди должен ехать тот, кто лучше и быстрее может ехать, соответственно у него реакция хорошая. За ним, на расстоянии примерно 20 метров — следующий. И так далее. И следить, чтобы не сближаться — иначе если тот, кто впереди внезапно скажем так, прекратит движение, те кто сзади могут не успеть среагировать, получится свалка. Собственно, игнорирование этого правило и привело к столкновениям и падениям на «Диком пути«. Следующее правило — «Не гони». Итак спуск, педалить не нужно, и в целом можно растянуть удовольствие, отдохнут ноги больше — нагонишь потом, на ровном и подъёмах. Но это не так важно, как ещё одно — «Скорость по горизонтам». В данном случае это особенно важно. Когда горизонтов близких нет, дорога не содержит препятствий, ям, кочек, и прочего, и вся просматривается, и ровная, как например под Кураем, то можно конечно особенно не тормозить, и разгонятся хоть до 100км/ч. А вот если грунтовка, на которой множество непросматриваемых участков и могут быть разные внезапности, до кучи есть повороты, где на скорости может просто «вынести» с дороги, как меня на Улаганском перевале, то скорость надо снижать ровно до той, на которой внезапности можно успеть обрулить. И вот тут, на Кырлыкском спуске, в наличии и пыльная грунтовка, не убитая, но не ровная, на ней — может и не крутые, но повороты и сбросы есть. Так что больше 40км/ч тут ехать нет смысла. Тем более, что это последний перевал такого типа на нашем пути. Т.н. перевалы «Громотуха» под Усть-Коксой и «Казнахта» на катуньской тропе — это совсем другие по набору высоты и усилиям. Так что, включив камеры, мы начали довольно плавный спуск с перевала.

    Я полетел впереди, за мной, выбрав правильную дистанцию, не менее осторожно — Эльф. Так и катимся спокойно, только пылеподъёмные механизмы портят впечатление. Уже почти внизу, где дорога начала медленно выполаживаться, на обочине стоит знакомый автомобильчик, под капотом которого копается знакомый «дед». Видимо он решил по-алтайски выкинуть движок. И правильно — зачем толкать дальше лишнюю тяжесть?

    Ещё километр, даже меньше, начали появляться признаки асфальта. Они с выбоинами вместе завернули за холм, и уже ровный асфальт через красивую еловую рощу взял плавный спуск прямо до деревни Сугаш. Эльф снимает прячущихся среди деревьев лошадок, а я вспоминаю, как в прошлый раз с местными синяками-апачами разборка чуть до стрельбы не довела. Посмотрим, изменилось ли что за это время.

    С виду — да. Изменилось: многие дома уже обшиты новомодным сайдингом, это наверно от не знания ещё, что дерево под ним сгнивает, крыши, покрытые яркими материалами «под черепицу». Но планировка в целом та же, и магазин тот же и на месте. Правда, тоже уже весь в сайдинге. Эль проскакивает вперёд, и я тормозя запрашиваю по рации:

    - Магазин — ку?

    - Думаешь?

    Я уже почти остановился, как заметил боковым зрением, что из соседнего двора, заметив мою остановку, ко мне или магазину, бросив дрова и сено, коим занимались. Тела синюшного разлива, так что догадаться об их намерениях не сложно. Конечно, с меня им как с козла молока достанется, ещё и мозги повыкручиваю, а если будут стращать как в прошлый раз — то ствол из кобуры на поясе никуда не делся, это да, но терять на это время, и портить себе настроение общением с ними не хочется совсем. Поэтому подумав «А ну вас, ребятЫ, нафиг», я не стал останавливаться совсем, а чуть пришпорил. Тела остановились в озадаченном раздумье — вроде еду медленно, но бежать за мной в их планы явно не входило.

    - Так что с магазином? — спросил Эльф, когда я его нагнал.

    - А нафиг. На абайской заставе, у блок-поста, есть кафе. Там и перекусим как следует.

    - Ну и правильно, — ответил Эльф, и мы покатили дальше.

    Дальше — это малозаметный спуск к мосту, чуть за ним, и резкий и короткий крутяк на склон. Перевал и его спуск кончился. Там, за этим крутяком, уже снова горизонты вдаль, ленивые спуски которым кажется нет края. Но сейчас мы не готовы вкручивать в этот подъём, поэтому резво вкатываем велы под тень дерева в апогее — передохнуть, да и Эльфу надо привести в порядок свой обвес фото/видео.

    Из спуска впереди, а для того, то оттуда едет — подъёма, показался велосипедист. Классический велотурист. У него всё классическое — от поджарой характерной фигуры, до рюкзака — горный велосипед, яркая одежда, очки… всё, только шлема не видно.

    - О, — я показал на него Эльфу, — Смотри, коллега…

    - Хе, да ну…

    Классический велотурист тоже заметив коллег, свернул и пришвартовался рядом.

    - Привет, коллегам!

    - Привет! Как оно там, откуда?

    - Охененно! Мы с Артыбаша через Телецкое…

    - Кату-Ярык и кругосветка?

    - Ага.

    - Как там Катуньская тропа, Казнахта?

    - Про мост в Инигень слышали?

    - Смыло, чо.

    - Ну да… Там через Иню. Ну круто, да. А катунская заросла почти, там не просто будет, одна колея.

    - Да как бы она и была одноколейной… Посмотрим.

    К нам подкатили ещё несколько классических, из этой группы. Ребята из Беларуси, полны впечатлений. Аж светятся. Но видимо прижимы на катуньской для них были неожиданностью.

    - Далеко ещё до Горного?

    - Три перевала.

    - А, фигня.

    - Ага. Фигня… Хотя вы-то уже на выброске, полегче.

    - Ничего, — ответил тот, — Вас там ждёт тоже… немало впечатлений.

    - Вот и интересно.

    - Вы верхней или нижней тропой пойдёте?

    - А как пойдёт. Верхняя вверху теряется.

    - Ну да. Точно.

    - Я-то там уж был…

    - Понятно.

    - Тогда счастливо и удачи!

    - И вам удачи!

    Пожали крепко руки, и покатили — они к перевалу, а мы вниз, в новый мир, навстречу новым горизонтам.

Глава 5. Горизонты
    Горизонты начались практически сразу — спуск, и мы в бескрайней долине. Нет, конечно края есть, но очень далеко, что даже из карты видно. И через это всё великолепие, с пышно пахнущими цветами и виднеющимися иногда где-то на самом горизонте заснеженные вершины кутуньского хребта лежит дорога, с небольшим ленивым спуском вниз, словно зовя в путь. Солнце тут вполне полноправно, не печёт и не жарит. Вот тут начинаешь понимать специфику этого мира, точнее его отличия.

    Это в первую очередь климат. Тут он не суровый, как до перевала, тут самый обычный среднеполосный, для этих широт. Ничего мистического, что в нескольких километрах, за порталом горного хребта уже крайний север нет, всё предельно объяснимо — горные хребты имеют разную высоту и разное направление логов и долин. В результате атмосферные течения сепарируются и фильтруются ими. Кому-то достаются только холодные и дождливые ветра с севера, кому-то засушливые и тоже холодные потоки из Монголии, а кому-то тёплые потоки с юга Казахстана. В каждой долине получается свой микроклимат, часто резко отличающийся от соседнего. Но миры разные не только этим. Тут например, ещё очень много сусликов и прочей полевой живности. Больше чем там, где мы были раньше. Суслики и пялятся на нас из травы, и перебегают дорогу, и вообще непонятно чем занимаются. Леса тоже нет, он как-то ближе к рекам жмётся — видимо суховато, степь скорее. И тут как-то всё проще и понятней, чем в суровом и глючном Усть-Канском мире. Но как и там расстояния измеряются горизонтами, а не километрами, причём во всех направлениях.



    Сколько горизонтов до блокпоста я честно не помню. Помню что ехали почти весь день и проехали. Поэтому мы с Эльфом особенно не заморачиваемся, а устраиваем лёгкий беспосадочный полёт по ленивому спуску. Бегают суслики, мелькают травы и где-то в дали лошади, по краю горизонта слева — холмистые горы, справа, очень далеко — полоса леса у реки Абай, за которой снова небольшие, поросшие лесом горы, вереди — необъятна даль горизонтов с орнаментом из катуньского хребта. Пролетаем так, один горизонт, другой, спидометр путается в показаниях километража, а мы удивляемся тому, как мы на самом деле можем хорошо ехать. Так бы под Кукуя летать…

    И вот рядом тормозит, точнее слегка притормаживает, знакомый газелист на своей ГАЗели.

    - Привет велосипедистам! Вы всё тут?

    - Привет. А мы не поспешаем. Удовольствие растягиваем.

    - В Белый Бом?

    - Да, тут, за углом.

    - Я там дня через четыре буду.

    - Мы наверно через пять. Но мож и свидимся — мы там зависнем на пару деньков.

    - А ясно… а потом?

    - А дальше уже на конях, на Кадрин пойдём.

    - А это ещё где?

    - Севернее Айлагуша.

    - Понял. Понял, что ничего не понял… ладно, удачи!

    - Давай, до встречи.

    Газель укатила в сторону Усть-Коксы, а мы продолжили свой полёт по горизонтам.

    - Во, ты понял, мы уже примелькались, глядя ему вслед, говорю Эльфу.

    - Заметил.

    - Так скоро местной достопримечательностью станем…

    - И не гвори.

    Но вот очередной горизонт перевален, даже пришлось немного навалится на педали, и открылся вид на блокпост и кафе, но кусок дороги по пути подозрительно чернее обычного. Оказалось его типа ремонтировали. Ремонт заключается в поливке дорожного покрытия кашей из битума и мелких и острых камней. Последние как-то не очень дружат с битумом, и используют его как способ прилипнуть к чему-нибудь. На этом месте мне показалось, что я еду на кофемолке, в которую насыпали гаек. Это при том, что скорость пришлось сбавить максимально. Если моя кофемолка ещё как-то эти гайки пережила, то у Эльфа от крыльев начали отлетать детали орнамента. Но битумная каша кончилась, и стали видны детали абайского блокпоста.

    Тут много изменений. Самого блокпоста — нет. И шлагбаума тоже. Карпом пограничников закрыт и видно давно, замок уже приржавел. А вот кафе без изменений. Да и пограничники, в целом, тоже в наличии — целый тентованый грузовик как раз ими загружается из этого самого кафе, причём стоит так, что пришлось объехать его почти весь, чтоб подъехать ко входу, и упереться там в старшего офицера.

    - Ну, — улыбнулся он рассматривая нашу скромную компанию, — И откуда мы, такие, едем?

    - А с Горного. Ну почти.

    - И сколько дней?

    - Четыре. А что, болокпост убрали, всё?

    - Да, мы теперь везде где надо, и никуда не девались! Вообще для граждан России теперь тут пропуск не нужен. Только 5-ти километровая зона.

    Посмотрев, все ли солдаты правильно сидят в кузове, видимо они тут перекусывали тоже, он запрыгнул внутрь.

    - Счастливого пути!

    Пограничники уехали, и мы остались одни наедине с кафе. Внутри — всё как 7 лет назад, только следы кап-ремонта хорошо видны. Мороженного нет в принципе. От меню остались только лагман, борщ, и макароны с мясом.

    - Да, всё уже сожрали до вас, — прокомментировала хозяйка, — Но есть холодный компот!

    - Значит, мы его сейчас напьёмся!

    Конечно, еды мы взяли не так скромно, как перечислено выше. И компота раза 2 по два стакана добавки взяли не раз. Тупление в карту давало ясно понять, что вкручивать нам ещё долго, хотя уже свои 50 километров мы проехали. Минимум ещё пара горизонтов сегодня наша, а может и три-четыре. Время есть, поэтому тут мы отдыхаем дольше. За этим местом сразу начинается подъём. Тогда, ночью, 7 лет назад, с его апогея мне этот спуск, а теперь подъём, показался большим и крутым. Сейчас, при свете дня, на фоне горизонтов он уже не был столь страшен, просто конец одного горизонта, начало другого. Я был готов забраться туда и пешком, после перекуса, но оказалось что это не нужно — вел потом заехал туда без титанических усилий. А вот спуск наводит на разные мысли. Спуск ленивый, обычный, горизонт стандартный — переди, в паре горизонтов сам Абай, в общем, всё нормально. Только вот вспомнив, как мы тут с Резидентом в темноте под дождём и встречным ветром переворачивающимся звеном пёрли, и казалось нет конца тому пути, и наложив на картину сейчас — происходит некий диссонанс.

    - О, ещё мобильник! — На дороге то и дело валяются разные мобильники. Поскольку на дороге — по ним уже что-то проехало, их вдавило в лужу и так далее. Эль собирает из них коллекцию — флеши памяти там как правило целые. Вот и тут очередной. — Отмачивать только надо…

    Но нас ждут горизонты. До Абая, тот самый кусок дороги, который нам с резидентом дался такими усилиями, сейчас проносится, словно из окна автобуса, причём не смотря на неспешный темп — довольно быстро. За ним сам Абай, долгий такой и неприветливый. Я заметил ещё одну черту этого мира, не то чтобы негостеприимность, но какую-то транзитивность. Здесь словно всё тебе как-то говорит — давай, двигайся быстрее, проезжай, проходи, не задерживайся. Причём в оба направления. В других мирах этого не наблюдалось. Вот и мы, внимая этому голосу, не задерживаемся, и заворачиваем за небольшую гору — там новый горизонт.

    Тоже долгий, прямой горизонт с поворотом на Амур… Немного вниз. За ним, через лесок-бугорок — ещё один, Суслики удивлённо смотрят и перебегают дорогу. Спидометр давно перевалил за 60км. В день, поэтому мы ищем место для ночёвки. Наш шанс — вкрячится около речки Аюлу, потому как иначе придутся катит до Юстик, через ещё один горизонт. Силы в принципе на это есть, но почему-то не хочется.

    И вот мост через Аюлу. Растительности по берегам мало, а на север, откуда она течёт, сворачивать не хочется — леса там нет, кусты у речки, и поле до самых гор. А вот направа хорошая грунтовка. Уходящая за горку на Амур. Но на самой горке — лесок, и у воды большие деревья есть. Мы скатываемся по грунтовке, и остановившись у подъёма в горку, я начинаю пешую разведку.

    У леса оказалось без шансов — там сплошные кочки и ямы, а потом крутой склон. Наверх поднялся Эльф — встать можно, место есть, но видно отовсюду — и со всех дорог, и с Амура, и до воды очень далеко идти. Я пошёл просто к реке, и нашёл там стоянку под раскидистой лиственницей, куда мы и причалили.

    Место оказалось хорошим, удобным, только дрова под ногами не валялись, а весь сушняк что можно было руками наломать уже был использован до нас, осталась лишь большая коряга. Зато на лиственнице над нами хватает больших отсохших веток. Эльф влезает наверх, просит пилу, и через полчаса мы дровами обеспечены с избытком.


    Эльф на дереве

    Добрый горячий ужин, вкусный чай с конфетами, и вокруг горизонты. То, что ещё утром мы толкали велы по пыльному кырлыкскому подъёму — уже кажется картинкой из давно минувших дней и какого-то другого мира.

    Ночью сначала высветились все звёзды, потом под утро помочило дождиком. Это чтобы траву полить да пыль прибить. Утро же нас встретило обычной погодой — ясно, набегают облачка, тепло. Просто шикарно.

    Собравшись и выйдя на дорогу, м ы посмотрели в конец горизонта — там нет перевалов и чего-то очень серьёзного, но уже за Юстиком начнётся другой мир. Там иные горизонты, пейзажи, климат и энергетика. Такой незаметный портал. И мы подминая под колёса велосипедов последний в этом мирке дальний горизонт, мчимся к этой новизне. Суслики продолжают своё дело, и я начинаю догадываться, что они что-то знают или подозревают…

    Не заметить Юстик сложно — мост, дорога, повороты и знаки, кроме того закончились длинные ленивые спуски. Теперь будем скакать вверх-вниз вдоль реки Кокса, к которой начинает прижиматься дорога. Но пока её даже не видно, зато приходится вкручивать. Мир действительно изменился. Теперь горизонты стали резкими, короткими, но как и прежде, смотреть на километраж нет смысла, по сути едешь от одного апогея на горке, до другого. Но что характерно, если обычно, чтобы проехать через ручей нужно к нему спустится в лог или долину, подняться или спустится на мост, а потом выбираться вверх из поймы ручья. Тут же всё наоборот. Все ручьи, Свинцовый Ключ, Красноярка, Творожанкин — находятся наверху, словно текут по вершине хребта. Едешь себе по низинке, ровной, потом начинаешь забираться в горку. А там, посередине горки, мост, ручей, а потом снова спуск. Вот такие фокусы природы — ручьи нанесли столько грунта и камней, что текут поверх ими же сделанных микронасыпей. Перед некоторыми такими подъёмами-взлётами к ручьям приходится даже спешиваться, чтоб втолкать туда вел. Мне чаще, Эльфу — реже.


    А вообще тут красиво, и в отличие от абайского мира — уютно как-то. К Синиему Яру уютные стоянки кончаются, а после — прижим к дороге. Видно, что весной этой дороги как бы не было, её смывало, пробивали заново, камень, щебень, и видно, что уже ближе к краю вода и эту начинает подмывать — могут начать отваливаться куски в воду снова. Прижим тем не менее по-своему красив и эпичен. Но пыльный. Затем опять идут уютные берега, словно вопреки абайским «пролетай» наоборот зовущие тормознуть и оттопырится. Видимо поэтому в Тюнгуроке притаилось столько разнообразных домов отдыха, баз, и вокруг него множество заездов к реке для автотуристов. Между ними — быстрые и не очень горки, которые делает дорога, частенько прижимаясь к скалам и показывая через кроны деревьев Коксу. Но всё это счастье закончится уже к реке Васильевка. Там снова горизонт-поле, не большое, но с изгибом, и начнётся подъём на «Громотухинский перевал». Порталов там скорее всего нет, зато начнётся Уймонское царство, со столицей в Усть-Кокса.
Глава 6. Уймон

    «Громотухинский перевал» — это скорее ассоциативное название, а не реальный географический объект. Просто нужно въехать по склону вверх, пройти некий апогей, и спустится по этому же склону вниз. По пути есть мост через сам ручей Громотуха. Можно конечно назвать его речкой, но суть не поменяется.


    Но при всём этом это особенное место — с апогея, который находится на почти отвесном склоне, открывается живописный вид на горы и Коксу, который стоит того, что бы остановится и постоять, наслаждаясь им. Остановится нам там всё равно приходится — в крутяки этого «перевала» мы вкатываем велосипеды под солнцем, долго и трудно, а обзор долины Коксы сверху — это так же отдых после подъёмов.


    За апогеем крутой спуск к Громотухе, там какое-то тусево туристов, причём не смотря на распалившееся солнце мы заодно получаем увесистый заряд непонятно откуда взявшегося дождя, и после него уже плавный спуск по склону к Усть-Коксе. Перед Усть-Коксой снова подъёмчик, помпезные знаки, и уже вполне городская улица спускается вниз, к центральной площади. Наверно обитателя мегаполиса удивит, что я назвал городом Усть-Коксу. Которое официально числится сельским поселением, и тем более улицы назвал городскими. Для «города» тут просто нет такого количества жителей. Но зато живут они как в небольшом городке. В центре — никаких особенных достопримечательностей, всё очень доступно, функционально и просто. Хотя нет, тут есть две больших достопримечательности, просто они не привычного людям формата. Первая — это огромный естественный парк дикой природы, который начинается прямо тут в центре, достаточно перейти подвесной мост через Коксу, сконструированный так, чтобы автомобили там никак не могли проехать, а мототехника только в режиме экстрима, и внутри него собственно Кокса-Оозы, устье, впадение в Катунь. А вторая — это собственно место, где это всё находится — Уймонская долина, которая представляет из себя сплошное Место Силы, а заодно и аномальная зона, причём не слабое вовсе. Тут происходят вещи, скажем так «весьма интересные в биологическом смысле». И если кто-то этого не видит, не понимает и тем более не ценит, тот сам себе злобный Буратино. Ибо это место жалости не ведает. Но и злобы в нём нет. Оно не хорошее и не плохое, оно просто Сильное.

    Эльф, который после спуска с Громотухи стал какой-то не свежий, к въезду в Усть-Коксу стал совсем потерянный. Город, даже такой всё же давит на психику цивилом, много людей, магазинов, вывесок и машин навевает тоску и депрессию. А ему тут ещё надо выполнить важную миссию — купить недостающую для съёмок видео флеш-память.

    Найдя подходящий магазинчик, гордо фарцующий ноутбуками, мы пришвартовались рядом, и эль ушёл внутрь на поиски. Мне же скучать у велов не пришлось. Боковым зрением замечаю, что люди украдкой начинают меня с велами снимать на мобильники. Вот жеж…

    - Привет, подходит кто-то велотуристической наружности. — Туда или оттуда?

    - Туда. По самые не балуйся.

    - Не на озёра?

    - Не, через Инигень пойдём.

    - А понятно. Ну, я тоже туда, тут просто завис.

    - Тогда мож пересечёмся.

    - Вы когда туда?

    - Да вот сейчас закупимся, всякотой, и в Уймонскую, там переночевать — и полетели.

    - А ну ясно. Под дождь не попали? А то я что-то совсем вымок, сушусь вот.

    - На Горомотухе полило, но уже обсохли.

    - Повезло…

    Эльф купил что хотел, но теперь надо решать общие задачи. Тут, в центре, в гнездилище супермаркетов, покупать ничего не хотелось, слишком много цивила. Но дальше по улице, уже в сторону Уймона, магазинов не мало. Там и кафе ближе к концу есть, точнее было 7 лет назад.

    Мы не теряя времени плавно отчаливаем, проезжаем центр, и начинаем катится вниз, на восток в Уймон. Нет, всё же Усть-коска — это город, хотя бы потому, что тут ходит внутренний общественный транспорт, рейсовые автобусы, и не удивлюсь, если троллейбусы попрут. От всего этого уворачиваться приходится тротуарами, распугивая прохожих.

    Проехав примерно половину до конца, находим скроменькие магазинчики, и приступаем к затовариванию соками и скоропортящимися лакомствами. Следующий магазин будет только в лучшем случае в Катанде. Закупаем не много, но вкусно. И снова не скучаем — прямо с дороги на тур-велике к нам сворачивает явно «коллега», хоть и без рюкзака.

    - Привет!

    - Привет, мы — туда. — Уже зная вопрос встечаю ответом.

    - Ага! Я тоже! Только там что-то пыльно очень, я сгонял разведать — 2 км асфальта, и всё! Одна пылюка. Вот, думаю тут зависнуть пока дожди.

    - Какие 2 км асфальта? Там он вроде до конца был всегда. Хотя чёрт его знает.

    - Да вот пылью как-то дышать не хочется…

    - На Инигень, да?

    - Угу, и про мост знаем.

    - Ну да. А верхней тропой пойдёте или нижней?

    - Верхней я уже ходил, она теряется уже ближе к Тюнгуру. А сейчас… — мы переглянулись с Эльфом, и тот продолжил мысль:

    - …Как пойдёт. Точнее поедет.

    - Ага, ну понятно.

    - Эльф, — спросил я, когда велотурист, которого мы про себя назвали «Пыльный» уже распрощался, — Не замечаешь, что мы становимся тут ещё одной достопримечательностью?

    - Есть подозрения, — Эльф доедает мороженное. — Перекусывать будем где?

    - Да есть тут одно местечко… Зависали мы в нём как-то.

    - Ко-макто тогда, поехали.

    Местечко, точнее кафе «Эдельвейс», оказалось ровно там же. Причём кроме нас в нём никого нет, ну и поваров с продавцом. Меню большая часть в наличии, поэтому мы вальяжно расположились на лучшем месте, сходили в сортир, и хорошо помыли лапы, заказали горячего и с литр компота. Ехать нам ещё пару горизонтов, судя по всему, так что нужно зарядится получше.

    Ближайшие горизонты — это путь через одно из самых сильных и загадочных мест на планете. Уймон как магнит притягивает к себе всевозможных «продвинутых», «задвинутых», и просто тех, кто хотя бы немного умеет вИдеть. Вместе с ними конечно приходят и просто ушибленные на голову, сектанты и тому подобная публика в поисках подключения к «космической энергии». Известны случаи, что иностранцы, оказавшись тут как туристы, берут российское гражданство и селятся тут насовсем. Здесь же наибольшего «просветления» достигал и такой известный персонаж как Рерих. Кстати, он так же считал, что вход в Шабалу находится именно в этих краях. Вот такое это место, Уймон.

    Из кафе мы отчалили, и сразу взяли курс в глубь Уймона. Не успели выехать из Усть коксы, как из проезжавшей нарочито медленно машины нас начали фотографировать. Потом оттуда донеслось «Хеллоу!». Это при российских номерах с регионом 122. «Хай!» — ответил я, и продолжил вкручивать — путь сегодня ещё не близкий. Из машины снова показались руки с фотоаппаратами и мобильниками, вспышки, и наконец уехали.

    - Где-то в болгах будут наши рожи, — резюмировал Эльф.

    - Да уж, нашли время… «Хеллоу», блин…

    За Усть-Коксой ждёт развилка и небольшой подъёмчик. Зато после — чистый дальний горизонт, края которому уже не видно. Зато видно где-то вдалеке цепочки гор, а справа предгорья катуньского хребта.


    Мы начинаем набирать крейсерскую скорость, входя в ритм полёта. Тут снова нас нагоняет машина с папарацци, и снова мы обфотографированы на лету. Видимо уймон что-то сделал с восприятием этих людей, и они путают эту дорогу в степи Усть-Коксинского района с ковровой дорожкой в Каннах на Лазурном берегу.

    - Ну точно, — прошипел Эльф, — Достопримечательностью становимся! — когда руко-фото-аппаратистая машинка с папарацци всё же от нас отстала.

    - Ничего, как катуньская тропа начнётся, мы от них отдохнём. Однозначно.


    Горизонт действительно кажется нескончаемым. Едем или летим, не так важно, а пейзаж так и не собирается меняться. Правда тут же выяснилось, что и того «пыльного» велотуриста тоже проглючило — асфальт так и тянется в даль, и кончатся не собирается. Асфальт правда видавший виды, с ямами и выбоинами, но для нас более чем годный. Наши нормированный 50км/день уже закончились, если велокомп нам не врёт, а горизонт всё и не думает кончатся. Карта же говорит, что после рек Башталинка и Кастахта, которые мы уже пролетели, и где заночевать в целом негде, имеется ввиду так, что бы общаться не с виннипухами и прочими «гостями», а только с тем, ради чего нам и интересен Уймон. Откроются ли новые знания и силы, учитывая, что кольцо силы удалось замкнуть на Чакырском перевале, у нас только один «ближний» шанс — это берега реки Теректа — там люди далеко, а что-то вроде лесополосы вдоль неё тянется. На берегах нет скотных дворов поселенцев, и вода должна быть чистой. Если и там не получится — тогда нам придётся ехать через всю долину и уходить к Катуни, чего не хотелось бы.

    Река Теректа — это точно середина Уймона. И когда мы до ней долетели — ещё не ощущалось, что уже за все нормы укатили. Я отправился на разведку, по грунтовке вдоль реки на север, а альф остался стоять и по его виду становилось понятно, что он уже разговаривает с духами Уймона. Я же не торопился. От дороги пришлось уехать достаточно далеко, что бы заросшая зелёная полоса стала достаточно глубокой для того, что бы в ней можно было спрятаться. Высокая трава там уже не служила для нас помехой — после Кукуя она даже казалась приветливой. Или это просто место такое?

    Трава скрывает так, что Эльф, когда шёл на стоянку, не увидел меня даже в нескольких метрах. Единственная заминка с бивуаком — трудно было решить, куда именно ставить палатку. Понятно что поставили так, что с пары метров уже ни её, ни велов не видно. Вода Теректы и костёр рядышком. Красота…

    Тихо разложившись, мы начали с лакомств Усть-Коксы. Я например оценил сметану местного производства, кроме того хлеб всегда идёт хорошо. Чай, кофе со сгущёнкой и приходит уверенная сытость. Пока закладываются вещи в палатку, из разгрузочного бардака, я решил осмотреться вокруг. Эльф с самой Усть-Коксы находится в состоянии общения с духами, и сейчас начал медленно из него выходить. Я же пока никаких «иных» проявлений не ощутил, и сев на берегу Теректы начал концентрироваться на видении линий Силы. Учитывая состояние средней измотанности, получилось без особых усилий.

    Полупрозрачные полусветящиеся нити опутывают всю поверхность, имеют рельефное искажение в русле реки, и образуют замысловатые узоры. В поисках пучности я перехожу Теректу, и на другом берегу уже визу узелок, но нити у него частично словно растрёпаны и перетёрты. Не все, но часть. Дальше снова поле-степь, и там видны в этой «сети» словно выпаханные борозды.

    Я вернулся к пучку, и и стал пытаться руками собрать растрёпанные волокна светимости. Но руки тут совершенно бесполезны оказались. В таким состоянри всё видишь и ощущаешь как во сне, и поэтому взаимодейтсвие с объектами довольно странное. Но раз как васне, прихожу к выводу, то и действовать надо как в сновидении. Начинаю мысленно-телекенетически ковыряться с волокнами, для улучшения концентрации помогая руками, хотя это скорее «для виду». Но начало получаться.

    - Эх, всё нет спокойствия, — услышал я Голос. Даже зная, что на Алтае духи могут с тобой заговорить в любой момент, это происходит всегда внезапно. И тут не исключение. Ну, Здас-сьте. — Ту что-то меняется.

    - Не всё к лучшему, отвечаю. — говоря с духами, надо понимать, что редко общение можно просто так перевести на язык слов. Это скорее мыслеобразы, но иногда они настолько чёткие и явные, что можно перевести на любой язык мира, в зависимости от того. Каким владеет тот с кем «говорят».

    - Это всё не может быть бесконечно.

    - Что-то произошло? — не понял я собеседника. Тот на некоторое время замолчал, и мне начало казаться, что я потерял контакт. Но потом пришёл ответ, который я не сразу даже разобрал и осознал.

    - Это сейчас. Происходит. Но это нельзя, чтобы было долго. Их много, и становится больше.

    - Людей?

    - Они приходят, всем что-то надо, что-то хотят, дай, дай, и ничего взамен. Они не хотят даже думать о балансе и равновесии. Гармония для них важна только внутренняя.

    - Но так было всегда.

    - Сейчас очень много, и с этим наверно придётся что-то делать.

    - Что? — спросил я, ещё не отдавая отчёт, что всё наоборот — обычно у них спрашивают или они, он в этот раз всё не так… И снова Голов ушёл, и замолк на какое-то время. Я закончил возится в светящимися линиями, и получив красивую пучность довольный сел прямо на него.

    - Что-то надо делать.

    - Да, надо. Но я в долгу не остаюсь.

    - ты про того перезаряженного мальчика, что был прошлый раз и его надо было разрядить? Да, у вас ещё остался запас…

    Кредит? — усмехнулся я, — Это не так важно.

    - Всё важно. Жаль, что нет того, кто говорил прошлый раз — Как я понял речь о Резиденте. Во всяком случае в этот раз возник его образ.

    - Я за него.

    - С ним проще говорить. Но и сейчас есть кто-то <Эльф>.

    - И он тоже…

    - Не человек, как остальные.

    - Что-то сделаем? — и опять пауза перед ответом.

    - Всё так, как должно быть.

    - Это хорошо.

    На этом разговор закончился, линий я уже не видел, и понял, что задача как-то выполнена. Правда на окончательную расшифровку диалога нужно время, и я пошёл назад к палатке, где Эльф разбирается с экупом и со своей «радужной энергией». И тоже постоянно бухтит про духов и что место очень… в общем очень и очень сильное. Словно он в кратере «Древа грёз» <Амитраэра моунин>

    В итоге мы долго переваривали произошедшее у костра, но глубокой ночи так и не дождались. Она пришла когда мы улеглись в палатку и уснули. Где-то ближе к рассвету пошёл дождь, причём сильный. Но утро, как по расписанию пришло с солнцем, и мы так и не нашли ничего особенно мокрого. В этот день, чтоб не терять темп движения, нам нужно проехать Тюнгур, и подобраться как можно ближе к катуньской тропе, желательно на берегу р.Тургунда. Впрочем, если верить картам, плюс-минус пара километров тут ничего не решает.

    Бивуак собрали довольно быстро, если не считать, что завтрак с подъёмом растянулся на 3 часа. Уезжать на самом деле хотелось не очень, но чувствовалось, что и задерживаться нельзя. Чтобы мы не сомневались, подлетела туча с запада, намекая, что нам «пора» показала новый дождь. Поэтому мы шустро оказались снова на дороге, откуда хорошо видно, где уже идёт дождь, а где нет. Мало того, пока мы выезжали, одна тучка вежливо отступила, оставив водяную взесь на южном горизонте.

    - Э, — спросил Эльф прямо в слух у духов, — А где радуга?

    «Да пожалуйста!» — ответили те, и радуга включилась словно от тумблера. Эль забыл тут же про дорогу, про надвигающийся с запада ливень, и взялся на фотоаппарат. Тем временем запахло уже грозой… Грозовые тучи, негромко сверкая молниями, начали занимать позиции с флангов впереди, на востоке. Надо пошевеливаться…
Глава 7. Наперегонки с дождём


    Дыхнуло ливнем. Эльф быстро свернул фотосессию, и взял курс на грозовые ворота. Они начали образовываться в результате окружения нас грозой с флангов, оставляя впереди, прямо над дорогой проход — ворота. До ворот примерно 10км. по карте, и один горизонт в действительности.

    Мы, подгоняемые шансом вымокнуть до нитки, начали выходить сначала на крейсерскую скорость (23-25км/ч), а потом пошли на взлёт за 30 и к 40км/ч. В глубине ворот это заметили и радостно сверканули молниями в след. И мы полетели дальше…

    Лети молча. Потемнело, но пока нас дождь не достаёт. Зато слышно, как он медленно и веренно движется вдогонку сзади, а ворота впереди пусть медленно, но не уклонно сужаются. Конечно — намокнуть — не велика беда. Вопрос в том, как высыхать будем. Но и это не главное. Главное — что когда кончится асфальт, начнутся гОвны. Или раскисшая дорога. Если в лесу это не страшно, там трава и прочее, то в степи, в полях — это проблема. Вот мы и используем помощь в виде дождевого мотиватора, чтобы лететь, а не рассла*ться на ленивом участке. И летим так быстро, что остаётся удивляться, откуда силы-то берутся.

    Через 6 километров асфальт закончился. Горизонт не пройден, ворота, словно издеваясь стали узкими, а рокочущая стена ливня при порывах ветра ужа начала стучаться в спину. Наша скорость на грейдере-грунтовке упала, в основном из-за наличия там «стиральной доски» до 26-30км/ч, и где-то через километр ворота сомкнулись, образовав тактический котёл, и фронт ливня, словно пулемётные очереди из авиационного пулемёта выбивая из дороги фонтанчики грязи, прошёлся через нас. Волна прошла вперёд на десятки метров, следом ещё и ещё. Понятно что мы тут же вымокли, но это вовсе не сбавило темп, а только раззадорило. Мы специально не одеваем никаких дождезащитных упаковок на себя, что бы сохранять бодрость и маневренность. И правильно делаем — конец горизонта с развилками на Нижний Уймон и Чендек уже виден, и мы даже прибавляем ходу. Вот ещё километр, ещё, прорыв через сомкнувшееся ворота, и мы вылетаем на развилку. Гроза, оценив нашу прыть, довольная двинулась к северу, а мы останавливаемся передохнуть на автобусной остановке. Теперь, когда раунд закончен, надо дождаться положенного солнца, и лететь дальше.

    Через 10 минут всё кончено — вышло солнышко, приглашая подсохнуть и продолжить полёт. Собственно, в мире Уймона нам остался один горизонт — после речки Чёрный Ключ начнётся подъём на даже не микро, а скорее нано перевальчик, где уже понятно будет очередной портал — страна Уймония закончится, и начнётся страна Катуния. Она совсем другая, тут нет никаких иллюзий. И мы неспешно забираемся в сёдла и уже без гонок, а на обычной крейсерской вылетаем на этот горизонт.


    Дорога тут не прямая, имеет пару изломов как по высоте, так и в сторону. Хорошо заметно, что дождь дальше пройденного горизонта не пошёл, и пара пылеподъёмных механизмов нам об этом точно известила. Уймония словно прощалась с нами в своём стиле — без лишних сентиментов, показав силу и оценив нашу. Так сказать разговор на равных, с крепким рукопожатием в конце.



    Напоследок грозовые тучи освободили долину, и мы уже с подъёма смогли окинуть взглядом это удивительное место. Одна из важнейших задач велопохода благодаря ему выполнена, и нужно это впечатление сохранить в своём сознании и душе. И теперь можно уверенно двигаться дальше, навстречу новым впечатлениям.


    Наноперевал не подвёл — уже на подступах к нему — густой лес, не характерный для Уймонии, а за ним — резкие горки, небольшие уютные логи, Катунь с её лазурными водами, и уже снова можно считать километрами — горизонты тут уже так не рулят. Солнце внезапно начало припекать, словно обозначая смену климата. Но тут, как и везде в горах, каждая долина, лог, имеет свой микроклимат, и если в одном тебя жарит солнце, то в то же время в другом поливает дождь. И это нормально.


    Первый лог мы преодолели быстро, только влезали потом в подъём под палящим солнцем. За ним нас ждёт спуск, снова лог, снова подъём, но за ним уже большой лог с поворотом на деревеньку вправо. На верху мы немного задержались, для съёмки, а потом нырнули в спуск. Пока летел меня медленно обогнала машина — из ней внимательно смотрели «Где мотор?», но так и не найдя — упылили за горизонт. За горизонтом — поворот, поле, берега Катуни и красивые виды. Мы уже в пойме реки, и погода соответственно начала доставать уймонская — прямо по течении в нашу сторону словно «А вот вы где!», направились дождевые тучки.


    - Опять…

    - Ага. Ну что погоняемся?

    - Погнали…

    Дорога не то, чтобы трудная, но каменисто-грунтовая, подъёмы, спуски, повороты. Проходится легко. Туча правда не стала нас гнать просто сзади, а решила сделать маневр — обойти с фланга, с севера. Маневр мы разгадали, но какого-то выбора кроме скорости у нас не было. Поэтому решили её обмануть, и увидев, как дождь заползает слева из лога — просто остановились, и подождали, пока не свалится в Катунь целиком, и потом поехали.


    Туча же поняла, что промахнулась, и начала медленно уползать назад, чтобы в следующий раз ударить точнее. Но силы её уже были явно не те, так что боятся можно было её только для показухи.

    Мы влезли на очередной подъём, и поехали по несколько буерачистой дороге в месте, похожим на лес. Для леса тут просто мало места — река да склоны. Но деревья довольно большие, их просто никто не трогает. Мим пропылил тентованый УАЗ с армейскими номерами, и резко затормозив метрах в 2-ти, остановился на обочине. Сразу понятно, что по нашу душу. Из него, пока мы крадучись к нему подъезжали, вывалился (иначе не получалось) офицер-пограничник. С оружием, как и я.

    - Зраствуйте! — он сразу перешёл к делу, — Пограничный контроль, погран-зона, документы, пожалуйста…

    - Аусвайс, битте… У нас и пропуска есть.

    - А вы не на Кучерлу? Не Аккем?

    - Не, Инигень. И Белый Бом.

    - А, — он помотрел наши паспорта, — Вам, как гражданам России, можно не парится. Приказ изменился — теперь для этого пропуск не нужен. Только если 5 км от границы.

    - Это поэтому снесли все КПП и блокпосты?

    - Да. Теперь мы ка летучий отряд. Так что может ещё встретимся.

    - Ну да, и чайку попьём…

    - Ну, может быть… — офицер отдал честь, и бодро запрыгнул в пассажирскую дверь УАЗ. И поехал вперёд. На нас закапало.

    - Сколько там до Катанды? — спрашиваю Эльфа, — А то по картам точно сориентироваться долгомуторно.

    - Щ-ща… — Эльф начинает мучать «волшебную коробочку», которую человеки называют «GPS-нафигатор», — Так… Где это тут… Вот… Щас… Ага. Катанда, да? Да. Э… 5 километров.

    - Да ну? Ладно, поехали. По ощущениям — должна быть ближе.

    - Волшебная коробочка говорит что так.


    Дорога вскоре вышла из леса, и пошла по лугам вдоль Катуни. Опять подъёмы и спуски, но уже не большие, лошадки пасутся, мотоциклы стоят на обочине. Остановились — конь покивал нам головой. Мы ему покивали. Профыркнул. Мы тоже профыркнули. Помотал головой — и мы помотали. Снова покивали — уже вместе. В общем, договорились. Правда те, кто на этом коне приехал на рыбалку, и тёрлись на берегу в кустах, что-то заволновались.


    Мы снова покивали с конём, и поехали дальше. Дальше немного вверх через поле, появились какие-то заборы и спуск-подъём к ручью. Очень резкий, чистая «быстрая горка». За ним — уже какие-то загоны и постройки.

    - И далеко ещё до Катанды? — спрашиваю Эльфа, ныряя в эту «быструю горку». — Что говорит волшебная коробочка?

    - Ща… — Эльф вслед за мной преодолевает горку, и погружается в таинство извлечения информации из волшебной коробочки. — Это, до Катанды… ещё 3 километра на север.

    - Кэп?.. — я показываю на знак у дороги с надписью «Катанда»

    - Э… Коробочка того…

    Да мы доехали до Катанды, хотя дождь нас нагнать всё-таки успел. Да и мы — высохнуть. Теперь мы дефилируем среди коровьих загонов к повороту в основной посёлок — там был магазин. За ним пара тур-баз, и всё, дорога на Тюнгур.


    Магазин на месте. Но до не го стоит несколько внимательных лошадок, которых Эльф не смог проигнорировать и устроил им большую фотосессию. Потом мы закупили в магазине стандартные мороженное и сок, и вдумчиво впитывали его прямо на крыльце. Мимо пробежала местная собачка, размером с кошку или меньше.

    - Слушай, может прекус тут устроим, мы почти посередине дневной нормы.

    - О, собачка!

    - Не, собачки на прекус не хватит. Их таких штуки три нам надо.

    - Я не о том! — возразил Эльф, — Может лучше в Тюгуре? Может там кафе есть? Раз они там такие распальцованные…

    - Не знаю. Прошлый раз — не было. Как сейчас без понятия. Ну, Тюнгур так Тюнгур. Магазинчик там точно есть.
Глава 8. Тюнгурский перекус
    От Катанды до Тюнгура недалеко, и дорога в целом хорошая. Мы несколько устало стронулись, переехали живописные катандинские мосты, и выехали на дорогу, которая потянулась через лесисто-заросшие поляны, причём складывается впечатление что подъёмы и спуски примерно равны. По крайней мере сказать что легко ехалось не могу. из-за Дождя часто попадаются грязевые лужи, но их без труда объезжаем. По памяти перед Тюнгуром был серьёзный тягун, теперь для нас спуск, а потом, т.е. теперь перед ним — прямая и красивая тихая дорога через лес или рощу. А перед ней мы должны проехать какое-то поле. Зрительно его помню, но что-то его никак не видно. Дождь снова начал собираться и набираться сил — пришло подкрепление с севера, но всё никак не мог догнать нашу маленькую компанию, бодро перебирающуюся через небольшие горки, поворотики, полянки. И вот наконец знакомая поляна-низинка, довольно большая. Дорога её пересекает с небольшим уклоном к низу, уже не пылит — мокрая, а потом даёт резки взлёт к верху, где уже виден лес. Кстати, на картах лес начинается значительно позже. В реальности этой он уже разросся и подошёл вплотную к спуску, хотя ещё редковат. Мы влезаем полунакатом вверх, чуть пришлось подтолкнуть, и вот уже видна прямая дорога к низу, сквозь урочище Кривуч. Красивое, тихое место, только собственно дорога его и портит. Дождь нагнал наконец, и начал тихо накрапывать. Но он мелкий и не сильный, можно не обращать на него особенного внимания.

    Легкое пропедаливание — и мы уже бесшумно летим по мягкой грунтовке, ловко облетая небольшие лужицы. Лес тут действительно хороший, и из него на нас начали пялятся разные существа. Среди них не только вездесущие в этом мире суслики, но и кони, которые сразу разбудили в Эльфе живейший интерес. Затупил на дороге и небольшой зайчишка, который понял, что к нему что-то приближается слишком поздно, и пришлось ему удирать прямо из под моих колёс. Бедняга даёт не меньше 20км/ч, так что от его маленькой попки аж дым идёт, а я специально не догоняю, чтобы не травмировать психику зайчонка, у него и так стресс — что-то большое бесшумно за ним гонится, а у него даже свернуть не получается. Но вот он сумел отскочить в сторону, и провалится в кусты на обочине. Уклон дороги усилился, и впереди уже открылся Тюнгур с его пастбищами. Мы резво влетаем, распугивая множество коров и коней, собравшихся на околице. И так же ровненько, хотя дорога пошла к верху, пересекаем ручей, и поднимаемся в посёлок.

    Конечно глаза ищут некое заведение, где можно перекусить. Но ловятся только приглашения в туры, на тур-базы, а так же «вкусные лепёшки» в частных дворах. Причём часть турбаз заныкана в лабиринте улочек разросшегося за счёт туристов посёлка. Даже до Эльфа начало доходить, что «заведения» в них кормят только постояльцев, а не залётных дикарей, вроде нас. Мы пересекаем Тюнгур практически на вылет, и оказываемся уже у магазинов. Стало понятно, что надежда Эльфа перекусить в тюнгурском кафе не сбылись. Тогда он перешёл к плану Б.

    Мы зашли в магазин, который, надо сказать, довольно хорошо затоварен.

    - Ну что, тогда берём на перекус, и перекусим отъехав за посёлок, недалеко?

    - Да, там дальше лесок будет. Но до него тоже доехать надо.

    - Лады.

    - Там посмотрим.

    Мы закупили и хлеб, и сметану, и йогурты, и сок с печеньками. Что смогли — затолкали в рюкзаки, но мета там было мало. Поэтому Эльф сложил всё самое сложное в прикупленную синюю сумку, и повесил на руль — «Не далеко же, фигня, доеду». Это и есть план Б.

    Вообще есть хочется сильно. Мы же с утра, после стоянки, радуги, гонок с дождём и очередного портала ничего так и не ели, если не считать мороженного с соком в Катанде. От них в организме уже и следа не осталось, а тем временем уже вечереет, и нам ехать ещё 15-20 км, примерно, если карта нам не врёт. Поэтому вопрос с перекусом затягивать не хочется. Мы обстоятельно закупались, загрубили голод мороженным и булочками, и тронулись вперёд.

    Дорога сузилась, прошла сквозь посёлок, и выкатила нас к мосту через ручей. Тут она растрояится — вверх резко — это основная дорога, от которой развилка на север и дальше к катуньской тропе. Вперёд — прямо, в сторону тропы через какие-то дворы, и на юг, в сторону реки, но там прямого хода не видно, видимо сельский лабиринт. Я знаю только ту, что вверх, но ломится долго в гору, чтоб потом съехать назад к тропе на голодный желудок не хочется. Кроме того болтающаяся на руле Эльфа сумка особо маневрировать позволять не хочет и оптимизма для сложностей не добавляет. Так что рванули по средней, прямой.

    Прямая выела нас на околицу, и растворилась в траве у скотного двора. Но это не проблема — метрах в 50 от неё в сторону реки видна нормальная дорога, видимо на которую выводит сельский лабиринт. По целине, стукаясь коленкой о пакет с перекусом, Эльф и я выкатились на дорогу.

    Но хоть тут Тюнгур закончился, место явно не то, где захочется есть — везде коровьи мины, сырой каменистый берег с валежником и топляком, открыто всё, дорога. Дорога упирается в резкий подъём — за ним плато, по которому идёт дорога уже к тропе. Плато, кстати, тоже открытое, там основное пастбище. А тут скотина просто мимо проходит — всё в её следах. Мы, предвкушая перекус, лезем вверх, стыкуются дороги с верхней (тут Эльф оценил, как мы грамотно срезали лишнее, когда поехали прямо с развилки в Тюнгуре у моста), ещё вверх, поворот, и вот… горизонт с пастбищем. Хорошо немного вниз уклон, ехать не тяжело. Но придётся.

    Спокойно но резво пролетаем этот горизонт, мимо тучных коров, овец и небольших табунчиков лошадей, с симпатичными маленькими жеребятами. Дорога перевалила через бугор, там ещё одно такое же поле, и тоже — горизонт. Я про себя отметил, что мы уже 3 километра едем от Тюнгура, но перекус так и не нашли. Наконец горизонт пройден. Дорога извернулась быстрой горкой, и втолкнула нас в лес. Наконец-то!

    Да не тут-то было. Лес-то он конечно лес, но во-первых совершенно мокрый. Во-вторых в сторону реки — обрыв с мокрой и скользкой травой между деревьями, а с другой стороны — склон весь в кустах. Тоже мокрых. Несмотря на бьющийся на руле синий пакет и пустые желудки, стало понятно, что нужно двигать дальше.

    5 километров от Тюнгура. Лес иногда создаёт пригодные съезды, но там уже торчит чей-то автомобильчик, и тусят одетые в дождевики туристы. Накрапывает дождь, одновременно светит солнце. А дорога при этом уже успела размокнуть, покрылась густыми грязевыми лужами вперемешку с булыжниками. И как всякая лесная, она бодро петляет, а как горная — ещё и быстрые горки на ней изобилуют. Причём всё это как в рандомном порядке, так и одновременно все удовольствия. Эльф уже оценил все возможные прелести езды с пакетом на руле, а тут ещё и сложные маневры. Места для перекуса не видно. Едем дальше.

    Дождь начинает усиливаться, немного похолодало, начало даже слегка темнеть. Останавливаться вообще не хочется — холодно, а перекус у нас точно не горячий. Да и негде толком — всё та же грязно-каменистая дорога с ваннами из слякоти, и мокрый кустистый лес с крутыми склонами.

    Где-то 10 километров от Тюнгура… По карте уже точно не просто сориентироваться в какой точке мы конкретно, а волшебная коробочка ничего путного показать не может. Тот же лес, но по идее скоро должен кончится. Небольшой свал, мост через бурный горный ручей Деты-Канек. С одной стороны хорошая стоянка, но она уже занята автотуристами. С другой — подхода с дороги нет. Мы останавливаемся после моста, и несмотря на хороший по интенсивности дождь, я спускаюсь пешком вниз оглядеться — есть-то всё хочется, а перекус никак не состоится. Тут у ручья вроде уютно, но…

    Но есть мокрый и очень крутой спуск к каменистому пляжику у самой воды. И судя по всему это даже не пляжик, а часть дна, обнажившаяся из снижения уровня воды. Топляк в наличии. Может перекусить оно и сойдёт, беда в том, что если туда завести велы, то потом вытягивать оттуда целый час будем.

    - Ну что?

    - Да вот..

    - Мда, не вариант.

    - Поехали.

    Дождь чуть ослаб, сумка с перекусом, избитая до состояния округления коленкой Эльфа тоже не возражала. Впрочем, она и не соглашалась. Если бы в ней было молоко, то вместо него уже было бы масло во взбитых сливках.

    Мы устало (в животах урчит) двинулись в начинающиеся лёгкие сумерки. Они выползали из-за тяжёлых туч, но прогонялись косыми солнечными лучами золотого заката. Мы медленно едем по лесной дороге вверх, уже чувствуя, что скоро лес закончится. От Тюнгура почти 15 километров, и уже надо искать не перекус-место, а стоянку на ночь. Эльф уже всё, что можно и не можно подумал про злосчастный пакет на руле, но мужественно продолжал его терпеть дальше. Деваться некуда — перекус.

    На апогее подъёма стало видно большие просторы открытых логов — лес кончился. Дождь — тоже. Мы остановились, передохнуть и принюхаться. Запах вечера и уже хочется костра и чего-то горячего. Перекус скорее всего перерастёт в ужин. Но вопрос — где — так и не снимается. По идее мы должны были добраться до моста через впадающий в Катунь ручей Тургунда, там 7 лет назад мы стояли, место хорошее, красивое. Вода чистая. Но до этого места, судя по карте, ещё километра 2-3. А вот рядом, на краю полей впереди у самой реки — есть годные места для стоянок, и их много. Главное, чтоб не были засижены туристами.

    Начали спуск. Как только лог с полем открылся — стал слышен сначала стук — потом виден уходящий его автор — мужик с сушняком. Он шёл тоже вниз, в центр поля, где раскинулся большой палаточный лагерь с тусящей там толпой туристов. Судя по обилию пасущихся коней — они пришли именно на них.


    Дорога отклонилась влево, от реки, и нырнула в кусты. Кусты в основном из луговых трав вперемешку с злой крапивой. И эта крапива так хорошо провисает, что от дороги уже по сути тропа остаётся, а на руках сразу появляется жжение от крапивы. Кони удивлённо провожают нас взглядами, а лагерь туристов остаётся где-то в глубине поля ближе к реке. Тропа обогнула поле, и прижалась к склону у реки. Дальше — крутой подъём, и мы с Эльфом как-то сразу поняли, что штурмовать его сегодня у нас не малейшего желания. Может оно и возникло бы, если бы перекус был бы, но он пока висит на руле в синей сумке.




    - Я в разведку…

    - Угу, — ответил Эльф, перехватив удержание моего вела.

    Разведка получилась быстрой и познавательной. У самого берега, куда идёт свал метров 4-5, растёт много деревьев, кедров и лиственниц, и среди их корней неподалёку вполне приятная площадка, куда можно воткнуть палатку так, что с дороги её будет не видно, хотя та и рядом. На том и порешили, и подогнав велы к дереву, начали разгружаться. Наконец можно и перекусить…

    - Перекус? — зарычал Эльф, — Да я это перекус… я такой перекус знаешь где видел?

    - Говорил я тебе в Катанде…

    - Ну я надеялся, что в Тюнгуре-то должно что-то быть, а там, они, они…

    - Они нам устроили Тюнгурский перекус…

    - 15 километров, по буеракам, грязям, в дождь с этой чёртовой сумкой… да, этот перекус запомнится. «Щас, отъедем рядышком, тут лес…» Ага отъехали.




    Мы сели, и немного пожевали из этой сумки. Холодало, поэтому быстро поставили палатку, и развели костёр побольше — благо топляка много. Теперь можно и перекусить. Хорошо есть большой выбор, но впечатление от «тюнгурского перекуса» нам не дали лечь спать раньше, чем стемнело. И то, ещё долго в палатке были слышны звуки тлеющего костра и отблески огня из него. Зато в сон провалились до самого дневного пекла.
Глава 9. Волшебство
    Утро, как и положено, пришло с лучами солнца. Не сказать что пекло, нет, даже несколько облачно. Мы встали около 9:00, но смогли собраться только к полудню. Тут сказывался и тюнгурский перекус, и видимо отходняк от гонок от дождя тоже имеет место. Пока соображали завтрак, мимо по дороге промелькнуло вело-тело с рюкзаком на плечах — кто-то ушёл на тропу из велосипедистов. Мы решили что это наш знакомый «пыльный» пропылил туда. Значит, и нам пора собираться.




    Сделав положенную фотосессию пейзажей окрестностей, мы собрали в кучу экуп и наконец смогли выдвинутся. Понятно, что рваться на взлёте за стоянкой не стали, и одолев его — оказался не большим, как казалось вчера, — поехали по дороге к оставшемуся мосту через Тургунду.


    Перед нами начали открываться уже диковатые катуньские пейзажи, а дорога разбавлена редкими но меткими быстрыми горками. Она сначала отклонилась к горам, но потом начала валится к Катуни, где заныкались на каменистом пляже несколько автомобильчиков джипообразных. Мы горда и красиво пролетаем по тропе над ними, скатываемся вниз, почти к реке, и тут… Всё. Дорога стала како-то малоезженной заросшей, упйрлась в поляну с травой и растворилась. Небольшая тропа, по которой явно не часто ходят, уходила ввех, и такое ощущение что назад. На сколько можно мы пробились по кустам вверх, но перед взлётом я понял что этого делать не стоит.

    - Разведка.

    - Да.

    - Так, Эльф, ты бери сектор вдоль реки, задача: найти тропу, дорогу. Я иду наверх, задача та же, курс на восток, но кроме этого наметка реперных точек если бурелом.

    - Ясно. Связь… раз… Алллё!

    - Порядок, на связи. Пошли.

    Тропя явно не та, по которой часто уто-то ходит. А следов и запаха велосипедиста тут тоже не бывало. Дорога, исчезнувшая как по-волшебству, не могла исчезнуть совсем, просто мы что-то где-то упустили. Что и где — найдёт Эльф внизу, или я сверху. Но что ясно, втягивать велы тут наверх мы не будем точно.

    Поднявшись на пологий, но наклонный луг-плато, мне открылась весьма красивая и любопытная панорама. Сначала я увидел лесок с ручейком вверху-впереди на склоне, через корорый ломились 7 лет назад, откуда начали спускаться, ну и конечно лог и русло Тургунды, по сути из которого я и поднялся. Повернувшись к Катуни я понял и увидел всё.

    - Эльф… Как дела?

    - Ну хожу тут вот… тропы есть, идут вдоль, сыровато. Надо спустится ниже.

    - Возвращайся к велам. Всё ясно. Мы проскочили внизу поворот к реке, там будет переправа через Тургунду, дальше снова дорога, я её вижу. Видимо моста нет.

    - Понял.

    Действительно, мы покатили назад, выкатились к Тургунде и переправе — моста автомобильного — как не бывало, несколько брёвнышек и досок — всё что от него осталось, и то, если знать что вообще что-то было. Так что после этой переправы до Инигеньских степей мы автотехники больше не увидим. Это, надо сказать, радует.






    Переправа, с технической точки зрения, особенного труда не представляет. Только ля того, чтоб безаварийно перебросить вел и экуп, или не замочить при этом лапы, нужно снять рюкзаки и перетащить всё по-отдельности. Что мы, с чувством, толком и расстановкой и делаем, не забыв заснять процесс на камеры. Правда получилось как-то затянуто, я даже помог Эльфу втянутся на подъём за переправой, хотя он и сам бы справился.


    Не успели мы отъехать от Тургунды, как открылся прямо с дороги восхитительный вид как на Катунь, так и на впадение Аккема. Мы вспомнили, что забыли заправить фляги водой в Тургунде, но возвращаться не стали.




    Дальше пошла длинная дорога по полю, которая хорошо запомнилась раньше своим видом сверху — я словно видел следы нашего спуска сюда, ничего не изменилось. Хотя сама дорога стала немного чахнуть — по ней теперь только пешком, на веле, да на коне пройти можно, соответственно начала зарастать. А там, где-то наверху — я показал Эльфу — идёт та самая «верхняя» тропа, и он смог оценить наш уровень безумия при езде по ней.

    Мы переехали, едва ли не с ходу — нужно всё же запастись водой ручей Чёрный ключ, снова пересекли небольшое неровное поле в кустах,, небольшой овраг, и выехали к большой поляне с старым ранчо, которое так хорошо видно с верхней тропы.


    Ранчо, к которому по идее и шла эта дорога, каким-то чудом оказалось сильно слева, и за приличным полем, а дорога, как таковая незаметно превратилась сначала в двуколейную тропу, а потом колеи сошлись, и вот мы уже на тропе. Тропа храбро нырнула к скалам на берегу, и весело запрыгала по проросшим травой большим буграм, которые венчают обрывы и скалы над катуньской водой.


    Эльф всё понял, и нахлобучил на себя свою экшн-камеру. Действиткльно, снимать есть чего. Тропа не кажется опасной, но для привыкших к шоссе велосипедистов она может показаться экстремальной. Но я знал, что по сравнению с тем, что может быть впереди это совершенно безлопастное и несложное место. Несмотря на частые взлёты общий уклон тропы всё-таки вниз. Как-то незаметно начались настоящие вело-прижимы. Это довольно запоминающиеся участки тропы, где с одной стороны — обрыв, с другой — стена склона, пусть и не отвесная, но такая что на неё не полезешь, а сама тропа настолько узка, что надо очень уверенно держать руль и скорость, чтоб не рухнуть, или чего доброго не сорваться вниз. Для тех, кто более трусоват или не столь уверен в своих вело-способностях, и решит идти пешком в таком месте ещё одна неприятность — вести велосипед просто негде. На тропе помещаешься или ты, или велосипед… Вот этим такое место и запоминается. Добавлю, что тропа хоть и не завалена, и абсолютно проходима, но вовсе не ровная дорожка.


    Для кого как эти прижимы, а мы с Эльфом ими наслаждаемся. Эльфа начало громко гоблинить — он издавал специфические звуки, которые испускает Гоблин, когда у того гон и он блажит дурниной. А Эльф блажит от восторга. Я тоже счастлив, но звуков лишних не издаю, что бы не спугнуть волшебство момента.


    Мы огибаем вместе с рекой скальный участок, и открывается длинный вид вперёд. На горизонте виден крутой склон, и тропа поднимающаяся по нему, перед ним — большая поляна, луг, с остатками кошары, но она внизу. Тропа вниз начинает уходить после опять же небольшого луга прямо перед нами. Мы проезжаем сквозь плотные кусты, облепившие тропу, и резко сворачиваем к реке в спуск.


    Однако в начале спуска из тропы вырос стандартный горный турист. Вот всё в нем было какое-то стандартное — сухое, жилистое тело, твёрдые движение, загорелое, обветренное лицо неизвестного возраста — у таких оно не меняется с 35-ти до 80-ти лет, крепко сбитый и уложенный рюк в водозащитной накидке, крепкие ботинки, на ногах, которых боятся любые тропы. Он улыбнулся нашему немного упоротому виду.

    - Ну как оно?

    - Да ващще. Но — заряжает.

    - Это правильно. А что не по верхней? Обычно ваши, с велами, там идут.

    - Да как-то не зарулилось, да и подъём туда глючный, да и проходил там уже, раньше.

    - А, ну да. — Ответил стандартный горник, — Ну щас там из ваших кто-то есть. Правда встречные.

    - Тогда не увидимся.

    - Зато тут увидетесь, — он кивнул назад, — Там мужичёк такой, наговоритесь ещё с ним, у него две женщины.. ну такие, шапокляки, он вам всё расскажет.

    - Точно?

    - Да, точно. Вы сегодня до куда планируете?

    - До Казнахты бы дойти.

    - О, правильно, там вас коллега ждать будет, тоже с велом. Так и сказал, что вас там ждать будет.

    - Хм.. это какой?

    - Ну сами разберётесь. Так что счастливо.. и это, поаккуратней на тропе с велом.

    - Постараюсь… И Вам удачи.

    - Угу. — Он ещё раз добро и задористо улыбнулся, и протиснувшись мимо наших велов растворился в кустах тропы. Видно хорошо заряженный алтайской энергией этот «стандартный горник».

    Наверно я нахожусь тоже в размякшем от впечатлений состоянии, да и заряжаюсь хорошо, поэтому видно не придал значения волшебно-чрезмерной осведомлённости туриста. Хотя обычно на тропе всё слишком узко, и хорошо известно.

    Мы продолжили спуск, тропа вполне проходимо-проезжабельная, Поэтому старались всё же ехать за исключением резких коротких взлётов. Через метров 500 действительно встречаем бодрого мужичка с огромным рюкзаком, из тех, что как несёт его непонятно. Мужику явно около 50-ти. И действительно, у нас завязалась обстоятельная беседа, в ходе которой он нам много рассказал о отм, что пожалел что взял с собой столь диванный женщин, у которых у каждой свои возрасные тараканы, что дело у них даже до драк доходит. Всё бы ничего, но шапокляки видимо нервы мужику потрепали так, что он готов об этом со всеми говорить. Да, мужику не позавидуешь. Пока говорим, на крутом склоне впереди, метрах в 700-800, появились цветастые фигурки.

    - Они?

    - Ага, идут… Они ещё вам обязательно что-то про меня скажут.

    - Переживём, — уверенно отвечаю, — Женщины — это такое дело… Они и этому туристу который впереди жаловались?

    - Ага, особенно если в возрасте и незамужем!… Какому туристу?.. А, не важно.

    - Ну удачи пережить!

    - Спасибо!

    Цветастые фигурки продолжали спускаться по тропе вдали, но подозрительно медленно. Мы узнали от мужика, что они идут с Аргута, на слиянии Аргута с Катунью им были выловлены в воде сплавщики на катамаранах, и те переправили эту компанию на эту сторону. Но далекоона не ушла, шапокляки устроили очередной скандал на тему «дальше невозможно», и они заночевали едва не на тропе, рядом с первым же ручьём. И вот теперь идут…

    Мы на велосипедах спокойно спустились в лог, и начались малиновые кусты, где понятно меня начало медведить. За этим занятием я и увидел спустившихся женщин. Туристы были правы, с ними словно витало «Кто людЯм помога-а-аить… — тот тратит время зря. Хорошими дела-а-ами… прославится нельзя!…»

    - Здасьте, а вы не видели нашего…

    - Видел.

    - Вот! Вот… Куда убежал? А?.. Нет чтоб женщинам помочь!..

    Ответить что я не нашёлся: рюкзачёк на плечах женщины был такой, словно нагружен воздушной кукурузой, и размером с вчерашний пакет с перекусом. В общем, шапокляки прошли мимо, и я задумался почему они так долго спускались с той тропы.

    Добравшись до тропы на верх, у меня появились сомнения, что нам получится с ней легко справится. Она резко уходила вверх, огибала склон, и терялась где-то наверху. Именно эта резкость и напрягала. Я начал потихоньку вталкивать туда вел, и меня вскоре догнал даже отставший сильно Эльф.

    -Может закатим их парно?

    - Это как?

    - Как мы с Янтарь на Северочуйском — один толкает за руль и направляет, другой тупо в рюк рогами упирается и толкает вверх. Так быстрее и легче.

    - Не, попробуем как обычно, — подумав ответил Эльф.

    Мы потянули велы вверх. Достигнув места, где я заметил шапокляков, подумал, что велы мы сюда затянули быстрее, чем те пустились. Да, странно. Тропа с изгибом продолжила набирать высоту — куда-то в ввысь. Стало понятно, что мы движемся к слиянию верхней и нижней тропы — это место я зрительно, кстати, помню. Но здесь всё для меня впервые.

    Эльф меня обогнал — я сам его пропустил вперёд, поскольку ему было значительно легче и быстрее шёл. Я же некоторое время его догонял, наблюдая как катунь теряется где-то в пропасти справа, а потом он уже начал исчезать где-то за поворотами вверху в кустах. Начались кусты — тропа поворачивает от реки, в микро-логи вроде кулуаров, там немного выполаживается, но только для того, что бы снова резко взлететь вверх. В конце концов на таком взлёте я окончательно теряю из вида Эльфа, и выхожу к развилке — нет, не на верхнюю тропу, а на раздвоение этой, нижней. Раздвоение локальное, через метров 60 они снова соединятся, но одна тропа проходит через густые кусты, а потом поднимается куда-то ввысь, а другая — поверх этих кустов и туда же, наверх к первой. Всё бы ничего, но развилка тоже на резком взлёте, хоть и небольшом. Я рулю на верх, к той, что без кустов, но вел упорно сваливается на ту, что с кустами. Сил вытаскивать и снова заталкивать я не нашёл, видно так нужно. И пошёл кустами.

    Зря. Лучше бы вытащил со всей акробатикой. Кусты оказались плотным месивом из акации, чаппараля, и какой-то плотной травы. Они почти закрывают и без того узкую тропу, где помещаюсь или я, или велосипед. Протиснуться в принципе можно, только она идёт не по ровному, а тоже с взлётом вверх. Вот на этом взлёте я и не смог втиснуться, и тупо застрял. Мало того, меня немного привалило велосипедом, и я не могу его опустить — завалится назад, толкнуть — ресурс упора исчерпан, и держать — силы не бесконечны стоять столбиком-то…

    Достаю пистолет и стреляю сигнальным. И пару раз холостыми. Через некоторое время слышу откуда-то ответный «Бах!». Эльф. Да, он всё понял, идёт спасать.

    - Ты там как?

    - Застрял как, надо вытаскивать.

    - Иду. Только пришвартуюсь.

    Я начал раскачивать кусты, чтоб освободится. Через некоторое время мне это удалсь, и я отставил зад вела от себя. Упёрся ногами, переставив, и столкнул его вверх. Ура, прорвался. Но толкать дальше очень как-то тяжело. Тут пришёл эльф, и взялся за него — мы вдвоём быстро вытолкнули его на верх, что-то вроде полянки с кедром, прокатили до выполаживания. Можно выдохнуть — вел Эльфа.

    - Как то странно получилось… Выстрел ракеты я не слышал, но по волшебству как раз посмотрел в ту сторону. А там — летит. Пока заряжал свою — услышал 2 выстрела. Надо же, на таком расстоянии…

    - Ну, сработало, значит, цахейлу.

    - Да, интересно.

    Долго отдыхать не стали — до Казнахты, согласно волшебной коробочке — ещё очень далеко, да и пейзаж вокруг явно не похож на тот, который запомнился после спуска с «косой поляны». Стало быть — нас и дальше ждут подъёмы.

    И они действительно никуда не делись. Тропа прошла немного полого, нырнула вниз сквозь кусты, и начала снова забираться вверх. На скосе я увидел развилку — ну вот, здесь и началось раздвоение тропы на «верхнюю» и «нижнюю». Но для нас сейчас не раздвоение, а слияние. Проходим. Вверх. Ещё. Кусты. Стало немного ровнее, можно даже ехать. Но почему-то не очень хочется. Катунь ушла настолько глубоко вниз, что её не видно и не слышно. Зато стало видно и немного слышно облачка, надвинувшиеся на нас с юго-запада. Лёгкий ветер стал доносить запахи дождя, но солнце по-прежнему играет на склонах окружающих гор. Мы перебираемся через обширную поляну, и резко врубаемся, с небольшим спуском, в лес.

    Тут понятно мы уже не едем даже, а медленно летим. Педалировать всё же приходится, но легко и не ощутимо, а вот то, что тропа кажется под нами сама пролетает — радует, особенно из-за того, что нет нужды слишком сильно спускаться. В лесу, который зацепился за самую кромку склона перед обрывом вниз, тропа не всегда идёт вниз или с таким уклоном, местами она снова делает реверансы вверх, но чаще ныряет в кулуары вниз, из которых резко выдёргивается снова вверх, иногда даже спешиваться приходится.

    Тут нас нагнал дождь. Он капал то редко и мелко, но наваливался с грозой и крупными каплями. Но нам это даже немного нравилось — размокающая тропа радовать всё же не может. Мы поняли это как сигнал к тому, что особенно тут растягивать не нужно, потому как время уже стало вечернее, а Казнахтинского лога даже не видно на горизонте. Кроме того, мы ещё не видели ручья, где растёт много смородины — Берёзовый пал. Зато тропа нас исправно тянет то по лесу, то в прижимчик в кулуаре, то хрустим камнями на мелких сыпухах.

    Подъезд к ручью Чеба я не узнал. Попалась знаковый ориентир — берёза с большим наростом. Я её помню, но где точно она на тропе — нет. Тропа пошла плавно сворачивать в кулуар или по склону, и я несмотря на её узость и склизкозть от дождя, ломлюсь по ней вперёд. И тут происходи очередное волшебство — то, о котором меня и предупреждал тот «стандартный горный турист» — я соскользнул вправо, вниз, и понятно рухнул. Хорошо, что на склоне, который почти отвесно уходит вниз, густые кусты, в которых велосипед и застрял. Я же приземлился немного рядом на локти, причём правый разодрал в кровь. Фигня.

    Эльф помог мне вытащить вел из кустов низу, а я быстро привёл его в состояние готовое к продолжению пути. Однако, кроме локтя, без потерь не обошлось — исчез мой велокомпьютер. Улетел куда-то в далёкое далёко, наверно Алтайскому духу на память остался. Впрочем, не сильно жалко — он последний год начал крепко подглючивать — не хотел считать дневной пробег, его приходилось вычислять по встроенному в нём же одометру. Кроме этого «ушёл» запасной аккумулятор для радиостанции…

    Понятно, что я некоторое время очухивался, но потом так же впрыгнул в седло и снова — «Чу-у!!». Но не далеко. Прямо у тропы, между ней и склоном, видны следы бивуака. Место понятно что неудобное и неправильное, но говорит о близости ручья. Собственно, не успели мы проскочить стоянку, как перед ручьём, пересекающим дорогу, открылся вид на горы и долину Катуни, и порыв ветра отнёс тучу с грозой куда-то к другому берегу. Эльф резко затормозил, и недовольно крикнул:

    - Э! А где радуга?

    - Да пожалуйста, — ответили волшебные горы, и через Катунь возник радужный мост.

    Эльф схватил видеокамеру, потом фотоаппарат, потом снова видео.

    - А может двойную сделаем, а?

    - Ну, хорошо, держи двойную…






    И над первой появилась вторая радуга, не такая яркая, но заметная. Эльф от счастья запрыгал вместе с велосипедом и своими камерами. Волшебство удалось, система энергий работает, с духами гор налажен контакт, и можно радоваться жизни и громко истерить и гоблинить одновременно. Если бы я не напомнил бы про фото, то он бы так и снимал бы всё на видео.

    Когда радуги стали медленно растворятся, выполнив задачу, мы спокойно пожевали смородину и заправили фляги. Стоянка ниже — это наверно та, где ночевали шапокляки с тем мужиком. Всё сходится. Теперь ещё немного леса, потом не помню чего, большое наклонное поле и «косая поляна», после которой спуск к Казнахте.

    Начало немного холодать, в воздухе, не смотря на солнце и прошедший дождь — влажно. Но нам не холодно — мы быстро двигаемся по горной катуньской тропе, лесок оказался не очень плотным, больше кусты. За ним овраги с подъёмами, и небольшими спусками, чаппараль, камни, и вот взлёт наверх, к большой поляне. А на поляне — лошади. Небольшой табунчик. Мы неспешно приближаемся — не то что боимся спугнуть — просто быстрее вверх по такому наклону не получается. Лошади напряглись, и начали всматриваться в нас, кто-то отбежал подальше наверх, предпочитая наблюдать за непонятно кем издалека. Но наше с Эльфом дружное фырканье видимо разорвало шаблон у лошадок. Они повернулись к нам с удивлением пытаясь понять кто это сюда припёрся и что им надо? Мы предложили покивать головами. Молодой конь принял предложение, и покивал. Ему ответили тем же. Профырк. Ответный. Ну, порядок, договорились. Лошади решили для себя, что мы — не люди, и боятся нас не нужно, поэтому стали спокойно жевать свою сочную траву дальше, поглядывая на нас с велосипедами без малейшего подозрения.

    Тем временем впереди уже можно рассмотреть лесок, куда ныряет тропа — там и будет та самая «косая поляна».

    Поляну я конечно узнал. Но не без труда — тогда это была ровная, немного с деревьями и лабиринтом полянка, где тропу надо было ещё угадывать. Сейчас это просто что-то вроде прореженной опушки леса, через которую идёт вполне натоптанная грунтовая тропа. Причём уклон очень быстро падает, и переходит в спуск. Настроившись скоро увидеть Казнахту, я вжав тормоза, начинаю спускаться. Эльф же, уже проголодавшись (лёгкий перекус по пути уже давно переварился), вдруг вспомнил, что у нас на ужин нет печенья. Соответственно тут же, по волшебстве, прямо на тропе появляется свежая упаковка с печеньем. Эльф не удивляется, волшебство-же… и кладёт её в рюкзак.

    В это время я уже лечу. Не быстро, километров 14-20 в час, но учитывая где и как — это не просто полёт, это фигуры высшего пилотажа — тропа идёт в спуск, то резко-то не очень, петляя и извиваясь в лесу по склону. Заламываются крутые виражи, объезды брёвен и камней, серпантины. Всё это просто пролетается, и этот слалом и не планирует кончатся. Мне казалось, что мы тут не так много поднимались… Я видел, что спускаюсь в какой-то внутренний лог, причём меняя в серпантине его склоны с одного на другой, выполняя странные виражи, чудом уходя от заноса в кусты по сторонам. Но он не кончается. Хотя нет, вот уже впереди просвет, какое-то поле вниз, какой-то рядок деревьев… Казнахта?

    Вылетаю в поле, тропа двоится, и чахнет. Но всё равно выводит к лесо-кусто-полоске. Но в ней даже воды нет. Не то что бурной Казнахты. И идёт тропа дальше — снова разворот, и снова слалом с акробатикой и виражами. Место вроде знакомое, зрительно всё помню, и лечу не вверх, вниз, но всё равно что-то очень долго…

    Я вылетел в узкий лог, переехал какой-то ручеёк, снова немного вниз вдоль него и слалом по серпантину — и вот уже знакомый пейзаж — вереди гора, склон, уже с другого берега Казнахты, слева видно свал к Катуни, а внизу лесок — берёзовая рощица, где мы и собираемся заночевать, и где нас должен ждать велосипедист.

    Я гордо влетаю в рощу, и вижу одинокий велосипед, палатку-одиночку, и собственно велосипедиста, кипятящего воду на горелке рядом. Всё по плану…

    - О, какие люди! — воскликнул тот, завидев меня.

    - Приветствую! — отвечаю, — Насчёт люди или нет — вопрос весьма спорный.

    - Ну, это сейчас не важно, — бодро ответил тот, — Чай горячий, будешь?

    - А то! Только коня распрягу…

    - А второй где?

    - Я проезжаю упавшее дерево на поляне — как по волшебству отвечает Эльф по рации.

    - А, понятно.

    Я прислонил вел к дереву, достал ФКН, и немного перекус-комплекта, чай-кофе, и уселся рядом с одиноким велосипедистом. После слалома и непростого дня хочется отдохнуть. Темнеть не начинает, значит, время на посиделки всё же есть.

    - И давно нас ждёшь? — спрашиваю, налив предоставленного кипятка в заварку кофе.

    - Чего? — удивляется тот, — Как-то это «жду»? Не, просто решил тут встать, и всё. Завтра через Инигень уже.

    - А что тогда этому.. ну тому пешеходнику сказал что ждать будешь тут?

    - Какому пешеходнику? — Одинокий явно удивился. — Я никому ничего не говорил, и никаких пешеходников не видел, не встречал…

    - Да был такой, на тропе, сказал что ты нас тут ждать будешь… — тут до меня начало медленно доходить, что с тем «стандартным горником-пешеходником» что-то не так. Его никто кроме нас не видел, и он знал не только что «было» но и самое главное «что будет». Кто он? Неужели мы общались с горным Духом или ещё круче — создателем мира, и не поняли этого? Ведь такие фокусы могут только они. Но тогда ему зачем было такой маскарад с туристом устраивать, мы бы и так всё поняли, нас этим волшебством не удивить…

    - Привет… рядом зашёл на посадку Эльф.

    - А где Резидент? — спросил Одинокий, — На «Диком пути» он был, я специально по отчётам перепроверил. Да, видео неплохо получилось.

    - Ну, в этот раз не смог… а видео — стараемся… Эльф, слушай… А он — показываю на одинокого, — Тоже не видел того пешеходника, и ничего о нём не знает. Никому ничего не говорил, и ждать тем более нас тут не собирался…

    - А… э… Тогда это кто был-то?

    - Догадайся.

    - Во чёрт… Охренеть… Что правда?

    - Издеваетесь? — откликнулся Одинокий. — Хотя местному волшебству я уже не удивляюсь. Потому ваши отчёты и читаю — места знакомые, ходят многие, но не все всё это могут описать.

    - Да уж, мы тут похоже знамениты…

    - Есть такое… — Одинокий показал на кастрюльку с кипятком, — Эльф, чаю хочешь?

    - Угу, Щас… А, я вот тут печенья пачку нашёл…

    - О, я её тоже видел!

    - А что не взял?

    - Да… откровенно говоря побоялся.

    - Чего?

    - Да что в кустах Шапокляк сидит и за верёвочку дёргает. «Прохожий нагиба-а-ается…» — ну знаете короче.

    - Ты и Шапокляк не видел?

    - Ну, видел…

    - Так, значит Шапокляки всё же из этого мира…

    - Что-то много волшебства на сегодня, — Эльф снял рюкзак с вела. — Ща, разгребусь, тогда и по чаям загуляем.

    Разгреблись вместе. Эльф поставил палатку, я поискал дрова, развели нормальный костёр и уже мы угощаем кипятками-чаями. Одинокий правда уже сыт, и просто подсел к огоньку обсудить наши походы — и свои впечатления, коих, кстати, у него тоже не мало. У ручья Чеба но встречал как раз какого-то очень злобного коня, которого все боялись И был кто-то, кто его боялся меньше. Да и вообще много у нас оказалось общих тем впечатлений интересных. Накатывалась ночь, и он ушёл спать. А мы с Эльфом ещё долго не могли успокоится — после того, как круг замкнулся действительно волшебство пошло нарастать. Особенно тут, где людей мало, авто вообще нет, только природа.


    А рядом течёт-журчит Казнахта. Завтра нам её форсировать, и долго и глючно подниматься на гору на том берегу. Завтра мы должны проехать Инигень. А до него ещё не так всё просто…
Глава 10. Катуньский страж
    Когда мы вывалились на свет из палатки утром, Одинокого уже след простыл. Жаль. Видать ранняя пташка, ждать когда мы проснёмся не стал и срулил по тихому. Зато мы наблюдали довольно бурную и эмоциональную переправу женской группы пешеходников, те не задерживаясь потопали дальше, точнее назад к Тюнгуру. Мы же позавтракав, засобирались в переправу.

    Тут я обнаруживаю, что переднее колесо на ободе стоит. Пришлось срочно чинить — нашёл медленный прокол, видимо полученный вчера на слаломном спуске, заклеил со второго раза (он был не один), и вроде готов. Штанов пока не одеваю — всё равно в воду лезть.

    Эльф что-то долго возится со сборами. Я от нетерпенья успел уже всё подтянуть к берегу, а потом и спокойно перенести через реку — рюкзак с ботинками и штанами, а потом и вел, оставшись наблюдать за переправой Эльфа уже с другого берега.


    Погода явно не жаркая. Пока солнце, но уже попахивает дождиком. Причём как-то странно. Эльф осторожно, в три прохода, переносит через Казнахту себя и экуп с велом, и мы начинаем собираться в дорогу.

    Впереди — долгий подъём на горку у Катуни. С неё в эту сторону хорошо спускаться, ровный и хороший наклон, почти прямая тропа. А вот подниматься придётся медленно т тяжело. Как только мы начали эту процедуру, подул осенний ветер, донося капли дождя. Освежает…

    Вскоре дожди превратился в нагонный ливень. Т.е. ветер нагоняет — льёт. Нет — просто капает. А мы ещё и половины подъёма не осилили. Но нас это не сильно беспокоит — больше доставляет созерцание открывающиеся со вновь набранной высоты видов, намного смазанных из-за дождевой погоды.

    Потихоньку, не спешно, мы выбираемся на покатую и немного округлую вершину скалы, и переехав её, начинаем спуск. Сначала тропа вполне себе проезжабельная, но потом она лихо заламывается на виражах на камнях и корнях, резко петляя между деревьев. Даже если бы не было дождя, и было бы не скользко, верхом на велосипеде я бы рискнул спускаться только налегке. С рюкзаком это нецелесообразно, и самое главное что эффективности не прибавит совсем — велопешком быстрее получается.

    Но не на всю длину. С какого-то момента тропа выпрямляется, оставляя за собой только резкие повороты в серпантинном спуске. Тут я уже не выдерживаю, сажусь и еду. Более осторожный эльф из-за этого сильно отстаёт, и я вырываюсь первым на плато Катуньского Стража.

    Это большое, относительно, ровное плато, посередине которого стоит каменное изваяние «Катуньский страж». Он настолько древний, что никто из учёных так и не смог объяснить его происхождение, по различным оценкам ему от 7 до 10 тысяч лет. Старше египетских пирамид.


    Невооружённым глазом тем не менее легко заметить его небольшое волшебство, сразу говорящее об его непростом происхождении — камни, которые встречаются вокруг, через десяток-другой лет темнеют, и покрываются мхами, лишаями, и т.д. Этот же — идеально белого цвета, и ничего на нём и не пытается расти. Мало того — откуда тут такой идеально белый камень — в окружающих породах ничего подобного не встречается.

    Я, несмотря на мелкий, непрекращающийся дождик, довольно бодро докатываюсь до стража, чтоб с ним пообщаться, если он не против. Заодно дождаться Эльфа. Страж конечно на месте, рядом лавочка и столик. Немного местных камней, на фоне которых он, кажется, светится.

    Подъехал Эльф, и узнав всё, что я знал про Стража, сделал несколько ритуальных фото, в том числе с фигуркой пластикового пони. Страж не возражал, спокойно глядя на наши ужимки. Надо сказать я не ищу специально контакта с этим древним изваянием, зачем лишний раз беспокоить неведомые силы. Но получилось иначе.

    - Неужели так ничего не известно про него? — спросил Эльф уже собираясь ехать.

    - Научно доказанного, археологами — нет. Но можно у него спросить.

    - И что он говорит?

    - Э…


    Мы и Страж

    Мы уже влезли в сёдла, и начали движение. Но тут Страж всё же решил поделится тем что знает. Из лёгкого дымки-тумана, водяной взвеси дождя, сгустились фигуры — небольшой табун, гонимый всадниками. Он неспешно скачет мимо деревни — всё плато застроено призимистыми домиками, плотно укутанными шкурами. Снуёт много народу — тоже в шкурах, но одеты не так как древние монголы или ойрот-алтайцы. Более подтянуто, по-европейски, что-ли… Металла на них мало, больше костей и дерева. Катунь дальше от Стража, чем сейчас, плато соответственно больше, и плотно застроено. Есть тени деревьев, словно из клубов тёмного тумана. Река катунь не столь глубоком каньоне, через неё какой-то сложный деревянный мост. Шум, кто-то идёт. Процессия с довольно рослым парнем. Он идёт в центр деревни, к площадке, где кроме этого стража ещё несколько больших идолов из дерева, и его там ждёт кто-то тоже рослый, одетый как-то странно — больше перьев, костей, шкур. Наверно местный шаман. Парень подходит к нему, тот ему что-то даёт. Парень похоже это выпивает, и салится рядом со стражем. Всё что-то или кричат, или орут. Парня начинает колбасить, он орёт, а шаман махает вокруг него пучком каких-то трав, которые тлеют. Но тут картинка подёрнулась, словно ветром снесло. Теперь через тьму веков память стража рисует другую картину — огонь, смерть, много всадников, с оружием, лежат тела, мост, домики и идолы горят, какие-то крики… Снова картина меняется — исчезают огарки, мелькают какие-то тени, а потом всё становится как сейчас. Оказалось, что для того, что бы узнать что тут произошло, не нужно никаких раскопок и трудов. Надо просто спросить у того, кто это всё видел. Ему не жалко, он расскажет.

    - Тут было поселение, люди, или нет… они тут жили, долго, потом их всех уничтожили. Не знаю кто и кого, но Страж был центром поселения, сакральное место.

    - Хм… понятно. Никаких следов не осталось.

    - Люди… время…

    За плато Стража начинается по сути дорога. Раньше действительно была дорога, говорят даже на авто можно было проехать. Но потом значительная часть её обвалилась и ушла в воду, остались тропы. Но дорогу ещё можно найти среди скальных проходов. Но по сути, с технической стороны, до плато Сокх-Ярык особых сложностей уже не будет. На схеме ниже показана тропа от стоянки на Казнахте и виден перевал, и плато Стража.


    Тропа скатилась с плато, поднырнула в кулуар, и перепрыгнула через ручей. Небольшой подъём, и уже заметны следы двуколейной дороги. Но они совсем не стабильны, и в основном это всё ещё одноколейная тропинка. Тропинка проходит поляну, образованную отвалом горных сыпух и медленно зарастающую, и прижавшись к скале, выставила нас на скальную дорогу.




    Вид с дороги на Катунь

    Да это дорога. Я вехал на ней с включённой на запись камерой, и поэтому даже заснял, как нашёл монопод. На тропе лежал толи потерянный, толи забытый монопод для фото-видео мыльниц, который тут же был приспособлен для съёмки и опробован. Весьма полезная вещица. Да, вчера что-то потерял, сегодня пошли находки. Баланс Силы…






    Первое фото с монопода

    Скальная дорога некоторое время радовала своим видом и видами, немного набирая вверх. Потом снова свалилась в тропу — смытая часть, потом снова — скальная — тут уже рядом впадение в Катунь реки Аргут, и соответственно, как и положено тусят сплавщики.


    Устье Аргута с тропы.



    Сплавщики.

    Я им отсалютовал пистолетом, как и 7 лет назад. Хотя подозреваю, что это уже другие сплавщики. Они помахали руками, потом долго махали вёслами. Эльф меня догнал, пофотографировал, а они всё махали и махали. Мы поехали, точнее скорее потопали дальше, и только тогда они стали отчаливать и сплавляться. А топаем потому, что дорога пошла вверх, иногда резко.




    Кое-где случаются перегибы по камням, и с учётом того, что они мокрые и скользкие их преодоление слегка эротично. Наконец дорога резко сворачивает за скалу, и там через провал старые деревянный мост. Нет, ничего экстраординарного в этом месте нет, просто я точно знаю, что за ним уже почти ровная дорога до самого плато Сокх-Ярык. Да и по плато вполне хорошая дорога, только вот на плато подниматься будет очень круто.




    А пока мы катимся по полу-дороге, полу-тропе, среди кустов и камней вросших глубоко в землю, иногда ныряя в кулуары с ручейками. Выглянуло солнце, высушив наш подмокший экуп, и как-то не заметно тропа окончательно раздвоилась на две колеи, они выровнялись, образуя автодорогу. С высоты полёта наш путь выглядит так:


    Слева от нас ввысь уходят обрывистые скалы — это уже граница плато. Их высота говорит нам о том, на какую высоту нам придётся забираться. А вот справа, где за рощицей внизу бурлит Катунь, обычно тусуется много автомобильчиков как бы «джипов», тусево-пузево, васево-квасево, стульчики-столики, размякшая публика от горного воздуха мнящая себя покорителями непроходимых дорог. Кстати, где-то в этих местах почил в бозе известный «Русский экстрим» — они хотели на своих наикрутейших джипах проехать отсюда до Тюнгура. Один джип спасли, второй укатился в Катунь вместе с дорогущей аппаратурой, которой он был битком набит. После этого проект обанкротился и был закрыт. А сейчас — тут никого. Только редкие артефакты, не убранные щепетильными до чистоты природы алтайцами можно найти в траве между корней деревьев. Ну и понятно — никого… Мост в Инигень смыт, героев нет…

    Уже по вполне нормальной дороге мы проезжаем длинную ровную площадку, и вместе с рекой начинаем медленно огибать плато. На каменном изломе я умудряюсь поскользнуться и рухнуть прямо на камни, в очередной раз разбивая заживающий уже локоть. Ничего, фигня, залижу. А вот дальше дорога начинает уходить к старой стоянке-овчарне, и надо искать путь наверх. И мы его находим. Дорога раздваивается, и левая ветка уходит почти под 40 градусов вверх. Ехать можно даже не пытаться. Это подъём на плато Сокх-Ярык.
Глава 11. Инигеньские просторы
    Немного передохнув, мы приступили к восхождению. Первые несколько метров прошли нормально, потом стало тяжело. Мы начали пыжится, и одолели ещё несколько метров, с поворотом, за которым открылся новый взлёт, ещё более крутой. Я уже с трудом удерживаю вел на крупных камнях, образующих колеи дороги. Рядом остановился, громко пыхтя, Эльф.

    - Я… думаю… нам… — слова даются с трудом, поскольку отдышаться удаётся не сразу, — Надо… двойками входить.

    - Как это?

    - Один толкает, другой за руль.

    - Ух… Ща… — Эльф громко фыркнул. — Попробуем.

    Начать решили с моего вела. Эльф положил свой на бок, и упершись рогом в мой рюкзак, приготовился толкать. Я, переведя дыхание, дал старт: «Чу!»

    Когда толкаешь вел в столь крутые горки, как эта, то двойкой это делать намного эффективнее. Вот и сейчас это сразу заметно — вел вкатывается вверх быстрее, чем идёт с рюкзаком пеший. Потому что рюкзак как бы на тележке с очень большими колёсами, и толкают его аж двое. Почти полубегом. Нагрузка распределяется как-то странно — ощущение, что рюк с велом стали легче раза в 3-4, причём что для того кто рулит, что для того, кто толкает. Но есть одна странность — чугунец в ноги наливается столь же стремительно, как и вталкивается на верх велосипед. Таким образом за одни «забег» можно подняться метров на 20-30 вверх, потом — передохнуть. Передых недолгий, как восстановится ритм сердца, и снова толкаем. И так пока не поднимемся метров на 80 или потеряем другой вел из виду. Впрочем вид тут роли не играет, всё равно кроме нас тут никого нет, а если бы и был — то его тягать вел не заставишь и силой… Затянув на один пролёт — спускаемся за велом Эльфа. Я рогом в его рюк, он за рулём. И всё снова-по новой. Чугунец в ногах то вскипает, что деревенеет. Мы прокатываем вел Эльфа мимо моего, ещё выше, ещё… там уже виден свал крутизны, можно будет передохнуть.

    Спускаемся, берём мой велосипед, и опять толкаем. В целом, это даже с учётом двойного подъёма по скорости поднятия всё равно на 25% быстрее, чем если толкать в одиночку. И силы экономятся — не нужно их каждый раз тратить сразу на всё — на удержание, на выбор траектории — а тут это важно, среди камней уже появились глубокие вымоены и каналы по которым текла вода, да и сами камушки, хоть и круглые от времени, но бывают большие, и утыкаться в них совсем не хочется; и кроме прочего в одиночку очень важно как ставишь ноги, и всё равно не всегда удачно. Вдвоём же всё проще и быстрее. Но и усталость приходит не менее стремительно, хотя кажется непонятно от чего.

    Наконец мы вкатили велосипеды на небольшую плоскую полянку с чаппаралью. Остановились отдохнуть.

    - Может перекус?

    - Видишь это?.. — я показал через поляну на продолжение подъёма, где тропа уходит вверх и теряется за отрогом с поворотом, делающим большую дугу вверх. — Лучше нас сначала с этим покончить, а уж потом и расслабится.

    - Мда. Верно.

    Поляну с чаппаралью мы всё же проехали, потому как её уклон, после пройденного вообще таковым не казался. Но когда мы очутились у начала нового, то поняли, что первый подъём был только разминкой. Перед нами была даже не дорога, а скорее полоса камней и глубокая канава, скатывающаяся откуда-то сверху со склона. Наверно можно было бы тут пробить дорогу или тропу серпантином, но наверно это просто никому не нужно. Мы покорно спешились, упёрлись в один из велосипедов, и начали заталкивать его вверх, на сколько хватит сил.

    Силы, как стало понятно, уже не те, что в начале. Толкаем явно медленнее. Стараясь не перекипятить чугунец в ногах. Затолкав один велосипед метров на 50 вверх (это не на расстояние 50 метров, это перепад высоты, расстояние больше чем полтора раза), спускаемся за следующим. Опять поднимем. Отдыхаем. Эльф грустно смотрит в волшебную коробочку — график набора высоты можно рассмотреть только вертикально, и то, почти прямая линия.

    - Беркут, смотри — цветность выключили.

    - Не, ещё не выключили. Но — скоро.

    Усталость стала сказываться — начали пропадать цвета в изображении вокруг. Мы снова впряглись. Толкам ещё медленнее, но не так вяло, как если бы в одиночку. Камни медленно плывут куда-то под ногами, а по ним хрустит колесо велосипеда. Мы начали двигаться по дуге, заваливающейся куда-то влево, и за ней виден ещё один подъём в неведомую ввысь.

    - О, смотри, радуга.

    - Вижу. А кто там ещё?

    - Это мои друзья, розовые пони, — Эльф покосился вверх, откуда над дорогой появилась радуга. По ней скакали весело какие-то существа розового цвета, выделяясь на чёрно-белом пезаже.

    - Они кажется смеются.

    - Угу.

    - Над нами.

    - У них радуга…

    - У нас вот тоже. Каменистая такая. Вот они и ржут над нашими скачками.

    Велосипед встал колом, что означало что пора отдохнуть. Радуга с понями исчезла, и резко включилась цветность.

    - О, какое всё… цветное!

    - Эльф, это называется «Цветной мир». Он в реальности цветной…

    - А…

    Доталкиваем велы в одно место, отдыхаем. Пони с радуги уже в экстазе. Мы снова впрягаемся, стараясь пройти больше. Я по дороге начинаю что-то терять — а, это очки. А мы толкаем и толкаем, канава всё глубже и глубже. Где-то вверху голубеет небо. Подняли, пошли вниз. Идём и удивляемся, как долго надо спускаться…. Очки я подобрал, и добравшись внизу до второго велосипеда сразу впрягаемся. Опять ржач поней с радуги, опять наши скачки по камням, опять настройка цвета. А вот интересно, как в одиночку тут проходят?

    Не меняя вела, мы с передыхами и чих-пыхами толкаем дальше. Там впереди видно, что уклон падает, и тропа выполаживается. Решаем не останавливаться, и проходим в два раза больше, заодно из любопытства — неужели всё? Выкатили. Плато, дорога — ленивый спуск, и небольшие холмики по границе плато. Чаппараль, трава, кусты. Выдохнули, и вниз, за вторым, уже моим велом.

    В этот раз меня уже подталкивает не любопытство, а вера в предстоящий перекус.

    - Только не тюнгурский!…

    - Тюнгурский?! Не, ну нафиг! — Эльф старается уже не смотреть на стебливых розовых поней, — 15 километров, с этой сумкой… не… Щас влезем, и всё… перекус…

    Влезли, и свалились в перекус у ближайшей груды камней. Где-то неподалёку, в чаппарали, под столовым камнем заныкался ещё один велосипед. Что он там делал — мы так и не поняли, но топать туда и узнавать нет ни сил, ни желания. Может этот остатки от Одинокого, может ещё что, но оно не подавало признаков жизни. Мы замяли по консерве, заели конфетами, запили водой. Вроде полегчало. Включили цветность, и мир наполнился игрой красок и обилием запахов луговых трав.

    На пронзительно голубом небе плывут снежно-белые барашки облаков, и лёгкий ветерок снова зовёт в путь. Катуньская тропа закончилась, началась дорога. Вопрос только, насколько долго и какая. Из-за того, что мост на Инигень смыло, дорог к деревне нет, и инигеньцы сейчас живут как на острове, к которому только по воздуху добраться и можно. Ну или так, как мы. Мы уже знали, что есть некая тропа, или тропинка, а может и дорога через горы в Иню, но там очень страшный набор высоты, крутой перевал, и спуск не менее экстремальный. По опыту походов можно с уверенностью сказать, что это конная тропа, которая ещё и с завалами. Конечно, есть слабая надежда, что в связи с крушением моста её пробили до состояния дороги, но в это верится с трудом, да и не очень хочется, чтоб лишний раз тайгу с горами уродовали. Даже если и сделают — это будет очень экстремальная дорога.

    7 лет назад к катуньской тропе мы пробрались с Сокх-Ярык иначе — срезали по короткой дороге, и спустились вниз по козьей тропе, обойдя поляну с джипами и всё что за ней, сразу выйдя к скальным тропам и камням. Сейчас мы едем по дороге, которая нас ведёт к развилке, где мы начали срезать. Уклон действительно ленивый, чуть педалируем, и вот уже развилка. Теперь я снова на знакомой дороге. Только ориентир — умерший давно советский комбайн зелёного цвета куда-то исчез. Мы сворачиваем на север, к Инигень. Дорога немного наклоняется, и выводит на основную часть плато — большую и просторную. Уклон становится больше, и вырабатывая накопленную подъёмом высоту, мы быстро покатились через довольно большой горизонт. Вокруг сразу засуетились суслики. Они перебегали дорогу перед нами, или скакали параллельно. Словно спеша нас обогнать с важным сообщением. Педалировать уже не нужно, да и тормозить тоже сильно не приходится. Мы отдыхаем на лету, наслаждаясь этой небольшой наградой за усилия на подъёме на плато. Дорога проходит один горизонт, сваливается второй, уже поменьше. За ним — небольшая гряда, которую она обходит с запада, с поворотом, и так муже сам ручей Сокх-Ярык и летняя стоянка. Около свала пасутся коровы, которые молча и внимательно смотрят как мы бесшумно приближаемся. По мере приближения к коровам присоединился всадник на коне, судя по всему в состоянии крепкого не стояния. Его туманный мозг не смог отследить откуда перед ним внезапно появилось два летящих велосипеда, тоже с всадниками, и самое непонятное для него — куда они вообще собираются ехать?

    - Стой! — зарычал он нам, — Куда едите?

    - Туда! — даже не показывая, и тем более не тормозя с лёту отвечаю я, и этот ответ ставит пастуха в окончательный ступор. Мы же начинаем спуск, и вскоре оказываемся на берегу ручья, где мы 7 лет назад чинили велосипеды и ночевали. Сейчас лихо пролетаем мимо, и найдя место для переправы, переходим на другую сторону.

    Дорога дальше проходит мимо стоянки, среди большого стада самой разнообразной скотины и лошадей с жеребцами, после чего лихо взбирается на гряду.

    Несмотря на лихой подъём, после того, что мы уже прошли, этот взялся без особенных усилий. Важно что за ним — опять простор в горизонт, опять спуск — не сильный, но уверенный. И мы покатились, снова ловя себя на чувстве лёгкого невысокого полёта среди необъятного простора обрамлёнными тёплыми горами. Нас всё так же сопровождают суслики, словно только и ждали когда мы поедем, чтобы перебежать дорогу. Так проскочило два горизонта, и дорога размножилась. Не растроилась, а размножилась на много ответвлений — вверх в лог, куда-то прямо и растворяясь, между ними пара малоезженных, ещё куда-то почти назад, ну и основная резко вправо, вниз к реке. Поворачиваем, и скатываемся в сторону берега, проныривая быструю горку, и оказываемся у начала крутого спуска с видом на Инигень и подъёмом на инигеньское плато, где когда-то Резидент сломанным велосипедом глушил сусликов. Но до этого подъёма ещё далеко, а перед нами — первый населённый пункт после Тюнгура. Правда на положении острова…

    Мы остановились, и посмотрели через оптику на открывшийся вид, словно полководцы перед сражением на поле битвы. Место так и назвалось — «холм полководцев».


    Вид с холма полководцев

    Спуск с «полководцев» получился быстрым и несложным, и мы уже почти на уровне том, с которого начали подъём на плато Сокх-Ярык. Впрочем — это плато мы уже проехали, и теперь несёмся по ровной грунтовке прямо в Инигень.

    Инигень выглядит немного опустевшим. Толи из-за покоса, который должен вот-вот начаться или уже начался, толи из-за того что он отрезан от Чуйского тракта. Мы проехали его весь навылет, остановившись только у небольшого магазинчика.

    - День добрый, — здороваюсь с продавщицей, — как живётся островитянам?

    - Да нормально. Вот сегодня завоз был… повезло, живём.

    - Как сумели?

    - Вертолётом…

    - Ну тогда дайте мне вон того сока. Ну и пожалуй всё, разгружать сильно столь труднодоставабельные продукты у вас не станем…

    Затарившись соком, мы неспешно отчалили, и оставшуюся часть Инигень проезжали едва ли не задворками, рассматривая изнутри. Действительно, жизнь тут как-то замерла, хотя и не полностью — мотоциклы ездят изредка. Но как только снова оказались на дороге — всё, мы снова одни, и никаких авто не видно и не слышно, хотя следы от них на дороге свежие.

    Суслики снова нас окружили и сопровождают по эстафете.

    - Мне кажется, они это не просто так. Что-то они знают.

    - Или подозревают. Давно за ними наблюдаю.

    - Я тоже.

    - Они что-то задумали.

    - Скорее они нас спалили. Они знают про Резидента. Запомнили…

    - Резидента — фиг забудешь…

    Дорога прижалась к склону, и пришлось на него взбираться, встречая гуляющих инигеньцев. Идя по верху, я смотрел на приблизившуюся катунь — где-то тут тот самый «берег ковбоя Мальборо», где я потерял кассету с отснятым на Чулышмане видео, а Резидент посеял рацию. Перевалив через апогей подъёма, дорога снова пошла со спуском к ручью, и по дороге справа вдоль крепких заборов из-за которых виднелись особнячки. Шлагбаумы, «частная территория, проезд запрещён» и всё такое. Ну-ну, сюда и с разрешением не всякий проедет.

    Вот ручей, мост, где собирали втулку резиденту, после того как забрали его вел из сарая фермера за ручьём. Всё на месте, как и прежде, только не видать никого. Проезжаем ферму, и утыкаемся в подъём на инигеньское плато.

    Дорога тут хорошо утрамбованная, накатанная, уклон конечно хороший, но после Сокх-Ярыкского… Мы просто спешиваемся и не спеша, словно наслаждаясь, начинаем по ней подниматься. Уже вечереет, становится немного прохладно, но это не мешает. Одолев первый пролёт становится видно и холи полководцев, и Инигень внизу — когда ещё увижу это?

    Но дорога заворачивает по склону, открывая очередной простор для подъёма. И мы снова топаем вверх, рассматривая пару велосипедных следов оставленных совсем не давно. Рядом с ними — цепочка следов ботинок — понятно никто и не пытался тут въехать на веле, слишком тяжело, с рюкзаком, и долго — подъём тоже большой. С дороги можно бесконечно любоваться Катунью внизу, и горами на другом берегу — у них довольно живописные и крутые склоны. В золотистых лучах вечернего солнца они играют новыми красками, тёплыми тонами. Становится ясно, что на сегодня мы свой план выполним абсолютно точно — за подъёмом плато, со спусками, потом скальная дорога, за ней плёс, где можно спрятаться на ночь. Мы часто отдыхаем и идём не спеша — до темноты точно успеваем. Даже с запасом.

    Граница плато имеет небольшой известковый навал, сквозь который и пробита дорога, оставляя своего рода ворота-вход. Место несколько эпичное, и Эльф не упускает шанса его заснять. За ним собственно само плато, не такое просторное как Сокх-Ярыкское, но по своему интересное. Однако что-то тут не так, мы автоматически замечаем что что-то изменилось. Уже скатившись к раздвоению дороги (распаралелливанию), доходит — суслики исчезли. Всё понятно — нас они засекли, и помня что было тут с Резидентом — все попрятались. Хе… Но у нас-то велосипеды целые!

    Дорога снова свалилась вниз, наращивая уклон, и прижимаясь к отрогам справа — впереди скальная дорога.
Глава 12. Сквозь скалы
    Скальный проход на Инигень — это одна из визитных карточек Горного Алтая, такая же как Мультинские озёра или озеро Шавло. Уважение внушает не только вид, но и сама дорога. В отличие от многих подобных мест в мире, в Тибете, да и знаменитая «тропа королей» в Испании, которые существуют в основном для демонстрации туристам — эта дорога является «дорогой регионального значения Р373″, и основной дорогой снабжения с.Инигень, т.е. постоянного использования. Правда сейчас тут затишье — нет моста, ездить тут некому и незачем.

    Перед самым спуском мы тормознули — видеотехнику поставили на боевой взвод, ибо там, на дороге, эти может быть заниматься некогда — для нас она в спуск, и придётся очень внимательно рулить в процессе полёта, чтоб не улететь в Катунь (судя по погребальным обелискам, такое бывает часто).

    Дорога буквально падает вниз серпантином по склону, и сделав лихой разворот втыкает нас на скальный участок — пробитую в монолитной скале дорогу.


    Скальная дорога на Инигень

    Эльфа сразу начинает Гоблинить от восторга и распираемых чувств от впечатлений. Он впервые так едет да ещё в таком месте, скорость спуска добавляет драйва. Хрустя камнями и взлетая на небольшие горки по пути, мы как-то быстро оказываемся уже в конце скального прохода. Здесь я торможу и себя и эльфа, поскольку надо не проскочить место для стоянки.

    Основная дорога идёт дальше по склону, но с ней есть съезд в сторону реки, на плёс. На самом деле ближе к устью Чуи уже выросла толи деревенька, толи тур-кемпинг, и дорога на самом деле идёт к нему. Чтобы встать на плёсе, надо и с неё вовремя свернуть, и перебравшись через рощу камней (не путать с садом, он искусственный, а тут всё натуральное), спустится вниз к плёсу. Причём спустится надо точно 0 плёс с каменистым отвалом, рядом с рекой встать негде и открыто очень, а где уютней — там до воды далеко. Оптимальное место где-то посередине, и на него надо точно выйти.

    Мы съезжаем, останавливаемся, и я иду в разведку. Место нахожу быстро, а вот траекторию для велозаброски приходится «протоптать» через каменную рощу. Эльф всё ещё в растрёпанных чувствах после скальной дороги — его копилка впечатлений находится в глубоком шоке, с трудом переваривая полученные впечатления. Но мы спокойно и не спеша проходим рощу и спускаемся на плёс. Тут уже можно расслабится, и среди песочка и нанесённого рекой топляка можно расслабится и напиться Инигеньских соков.


    Стоянка

    За перевариванием впечатлений, как от тропы катуньской, Стража, особенно подъёма на плато сокх-Ярык и скальной дороги, бытовой суеты бивуака, незаметно подкралась ночь. Как ни странно, но опустившаяся тьма не стала непроглядной, и на фоне шума Катуни можно рассмотреть и горы напротив, и свет оживлённого даже ночью Чуйского тракта на другом берегу, и строй-городок прямо через реку. Спать почему-то не хотелось. Несмотря на то, что впереди у нас часть пути полная загадок — что нас ждёт по пути в Иню через горы или по скальным тропам, мы понимаем, что наш поход подходит к концу, и Белый Бом уже не за углом а за бугром. И завтра-послезавтра поход будет завершён, и надо насладится моментом пока он есть. Ну и наверно немного похулиганить…

    Я достал пистолет, поставил на него пусковую насадку для пуска ракет, обойму с холостыми патронами и запустил походный салют. Конечно можно было что-то ожидать в ответ, но в результате запуска ракеты подозрительное оживление началось в дальнем конце плёса, откуда сквозь кусты и деревья тянущиеся по береговой кромке, изредка сверкал свет от костра. Свет стал ярче, и вокруг лихорадочно забегали фонари. Обычно там чалятся сплавщики, и вполне возможно, что те самые, что мы видели днём у устья Аргута. Конечно я «поддал жару» ещё, движение фонарей стало больше, но упорядоченней. Стало весело. Решили усугубить. Беру дальнобойный зелёный лазер, и начинаю им стрелять в их направлении. Наконец там поняли затею, фонарики скучковались, и попробовали дать оборотку — посветили в нашу сторону видимо самым мощным фонарём, что у них был. Мы об этом догадались только потому, что фонарный свет оттуда стал сильно ярче, но не настолько, чтобы очень — наверно нас так и не рассмотрели. Видимо поэтому, чтоб убедится в светосильности фонарика, они начали им светить на береговые горы и скалы, и мы увидели пятно света бегающие по берегам. Посветили туда лазером. Фонарика попрыгали. Пустили ещё ракету. Снова попрыгали. Тут по скалам за нашей спиной тоже бесшумно заскакал луч света и пятно на скалах.

    - Ого, что это?

    - Бесшумно — это не авто и не мотик.

    - Э, да это велосипед. Наверно тот, что на плато Сокх-Ярыкх под камнем шкерился.

    - А что его в ночь туда потянуло? Там же встать негде толком, да и тьма…

    - Загадки тьмы, Эльф, загадки тьмы…

    В общем, ночной фейерверк с лазерным шоу на устье Чуи можно считать удавшимся. Отбесившись, мы довольные днём, пошли спать. А жаркое утро нас выдавило из палатки только к 10 часам.

    Собирались почему-то долго — словно предчувствуя близость конца похода. Эльф вообще себя как-то сплющенно чувствовал, поэтому после завтрака сборы были долгими и глючными.


    Сборы

    От нетерпенья я успел одолеть половину подъёма на поле устья Чуи, где и дождался Эльфа. Тот немного поснимал видео, забравшись, и мы спокойно, копя силы на неизвестность впереди, поехали по обширному полю, которое пересекает дорога идущая к мосту.


    Дорога вдоль Катуни

    Но моста нет, и к месту, где он был мы даже не сворачиваем. Вместо этого по другой, не менее накатанной дороге едем дальше, в сторону Ини. Я внимательно смотрю на следы — если основной накат пойдёт в сторону лога перед береговыми скалами, стоящими на пути к Ине, то наш поход затянется, удлинившись на ещё один очень непростой перевал. Но оказалось, что дорога к скалам более «хоженная», и она неуклонно, ныряя в пару уютных кулуаров с быстрыми горками, приближается к скалам на берегу Катуни.


    Дорога в скалы

    Перед самым скальным участком дорога буквально растворяется, резко превращаясь в тропу. Кроме этого рядышком мы видим вполне апокалиптическую картину — брошенную автотехнику людей — вполне целый УАЗ, без тента, но в сборе, и видимо стоит тут уже давно, ржа начала его медленно поедать. Рядом какие-то детали, но не этого УАЗ-а, брошенный прицеп от мотоцикла, коляска, всё было оставлено, судя по следам, в исправном состоянии, причём очень давно. А дальше скалы, уходящие прямо в воду Катуни.


    Начало скальной тропы

    Первый вид тропы сразу дал представление об её происхождении — это верхний край отвала скальной породы при подмыве камня рекой. Ничего особенного. За исключением того, что этот отвал образует довольно крутой свал к воде, причём крупными и молодыми камнями, с острыми гранями. Пешком по такой тропке идти вполне нормально, ничего экстремального. А вот ехать по ней на чём-то или ком-то — вот это уже интересно.

    Поняв, что нам тоже будет очень интересно, мы решили двигаться с дистанцией, метров в 20, чтобы не наваливаться друг на друга если поедем. Эльф чувствует себя несколько расплющенно, поэтому я выдвигаюсь и иду-еду первым, при случае делаем кадры на память, ибо они того стоят.




    Начало и до середины скального участка — пожалуй самые «весёлые» — то вверх, то вниз, есть прижимы, где вообще трудно поместится, и хорошо, если проскакиваешь их верхом, проглатывая пару глотков адреналина. Но бывает и неприятные моменты, когда сходится всё — взлёт вверх, прижим, крупные камни на изломе и заужение стропы. Поместится там с велом не получается, а дать кубаря в низ, в реку — не хочется. Тем более что выжить в таком кубаре шансов не так уж много. В итоге нужно не спеша, хорошо продумывая каждый шаг и постановку ноги, вообще каждое движение, протаскивать себя и велосипед с рюкзаком в этих сложных местах. В такие момент конечно же не до съёмок, зато потом, когда можно ехать перепрыгивая острые булыжники на краю по сути пропасти — можно внимание переключать и на окружающие пейзажи.




    На скальной тропе

    По сути эта тропа идёт параллельно Чуйскому тракту. Тоже, в целом, Чуйский тракт. Только ехать по ней несколько экстремально, зато будет что вспомнить, если выживешь. Тропа видимо пришла в некоторое забытьё, когда построили Инигеньский мост, но теперь, когда моста не стало, у ней вторая жизнь. Мы же, пока двигаемся по ней, начинаем понимать, что есть не только «горные» велосипеды, но и «скальные». Причём эти скальные велосипеды у нас…

    После середины тропа стала явно шире, местами даже вдвоём можно развернуться. Скала идёт не сплошная — в ней есть глубокие кулуары с кустами малины и смородины, своего рода оазисы. В теории тут можно было бы и ночевать, если найти ровную площадку под палатку, а это уже не так просто. Но мета на самом деле диковатые и красивые, и река, текущая внизу, словно граница двух разных миров — этого, с скальной тропой и дикими местами, и обжитым полем около Ини, через которое идёт асфальтированный Чуйский тракт, бьётся пульс цивила… Всё рядом, но такая большая разница.


    На ходу по скальной тропе

    Сжав в кулак волю и внимание, продолжаем двигаться вперёд. Поскольку я еду, а Эльф по большей части пешком, мне приходится его подолгу ждать. Но отрываться сейчас друг от друга мы не можем — если что случится — нужно быть поближе чтоб успеть прийти на помощь.

    Наша задача дойти до моста через Катунь, ближайший который в Ине, построенный для Чуйского тракта. Есть ещё один, старый, подвесной-вантовый, один из первых, или первый в истории вантовый мост. Сооружённый век назад он до сих пор держится, но уже в качестве памятника, поэтому скорее всего нам ехать до большого моста. А пока, останавливаясь прийти в себя после очередного экстремального участка, когда перепрыгивая камни на тропе зажатыми между отвалом вниз и стеной скалы, не упускаю случая посмотреть на мирный посёлок Иня на другом берегу, который нам сегодня тоже предстоит проехать. И близкая, и такая далёкая Иня…


    Вид со скальной тропы на Иню

    Тропа становится шире, Иня ближе. Заметно, что приходится больше вниз ехать, чем взбираться вверх на горки. Завершается она резким, и довольно сложным спуском почти к воде — тропа широкая, но уклон большой и камни на ней крупные. Я решаюсь и еду. Практически ложусь спиной на рюкзак, откинувшись от руля назад, и вжимаю тормоза. Все камни не объехать, поэтому они постоянно оказываются под колёсами, и рюкзак за спиной норовит перепрыгнуть меня и спустится первым. Но у него это не получается. Я вообще удивляюсь, как от этой скачки у меня велосипед не разваливается — ничего не отвалилось, не лопнуло, не согнулось. Видимо кольцо Силы действует… Однако на кольцо надейся, а сам не плошай.




    Эльф осторожен

    Я вылетел на почти дорогу. Почти — колеи хоть две, но какие-то неровные. Чуть выше уровня воды, песок, топляк, коровьи мины. А ним снова резкий взлёт — оттуда видно, как осторожничает на экстремальном спуске Эльф, ехать там он не решился, когда плющит — лучше не рисковать. Дальше снова низ, опять к воде, но участок более широкий и длинный, тут уже скорее дорога, ежели тропа. Вязкий песок, коровы. С наката пролетаю, но не всё, тем более потом снова вверх. Камни, колеи снова разбегаются в тропы. Жду Эльфа.

    Эльф приходит, и долго отдыхаем. Вида отсюда никакого нет — пере нами деревья, за ними река и высокий берег, с которого уже торчат постройки жителей Ини. Мы уже давно едем и идём вдоль посёлка, хотя тут это не ощущается.

    Дальше тропа окончательно превратилась в грунтовку-дорогу, несколько раз бросая нас вверх и вниз, но уже можно ехать не сильно напрягая внимание, тем более оно от скальной тропы устало, и даже длинный отдых его не восстановил в полной мере. Река чуть изогнулась вместе с берегом, небольшой взлёт — и открылся вид на мосты.


    Инигеньский мост. Старый и новый.

    Но до них ещё надо добраться. В то время, как по старому мосту прогуливались и фотографировались туристы, мы медленно и скучно толкаем велосипеды вверх по дороге. Дорога обходит заезд на старый мост сверху, но сама она видно редкоезженная — крупные округлые валуны и непримятая трава между «колей» говорит о многом. Наверно спускаться здесь тоже будет весьма весело, если придётся. Ещё мы не спешим по простой причине — это последний грунтово-каменный подъём этого похода — мы неуклонно приближаемся к Чуйскому тракту, с которого мы съехали в первый день, и сегодня уже точно будем в Белом Боме.

    А пока мы устало выбрались на верх — тут уже какие-то дома, хозяйства, разбитая грунтовка выводит прямо на асфальт. Останавливаемся без всякой необходимости — нужно перестроить психику. После Тюнгура мы не просто не видели цивила, и тем более асфальтированных трас, мы ещё и вжились в определённый ритм и темп, настроились на совсем иные правила жизни в походе. Надо спокойно дать психике переключится снова на асфальт, трафик, горизонты. Поэтому и остановились.

    Но надо ехать дальше. Вся вода из фляг уже выпита, хорошо не жарко сильно, поэтому в ближайшем магазине будем напиваться. Мы тяжело переезжаем мост, с трудом вникая в эпичность момента, тяжело поднимаемся в центр посёлка, и едем до магазина. Сок, мороженое, перекус на пороге, как в Катанде. Мимо ходят жители и заезжие, оглядываясь на странных велосипедистов, которые словно из другого мира вывалились. В принципе так оно и есть — мы ещё не привыкли к цивилу, даже в столь условном его выражении как село на Чуйском тракте. Непривычно раздражают снующие машины, больше пятерых видишь — толпа… Неестественные шумы и запахи. Подвыпившие алтайцы спрашивают «откуда взялись», один попытался провести разъяснительную беседу Эльфу, зачем нужны дети и в чём смысл жизни.

    - А куда едите-то? — спросил он в конце для поддержания беседы. — Какой маршрут.

    - Не маршрут. Мы уже всё. Домой едем.

    - Домой? Далеко?

    - В Белый Бом. Он тут, за углом.

    - Ну да… за углом… А можно мороженное попробовать?

    Эльф отдал ему своё мороженное, которое в него уже не лезло, и интерьвьюер уехал.
Глава 13. Белый Бом — за бугром
    Сложно сказать, отдохнули мы или нет, но просидев минут 40 в Ине, мы нашли силы поехать дальше, уже в Белый Бом.

    Справа потянулось большое поле — за ним виден склон и оскалившийся берег. Тропу практически не видно, но теперь мы туда смотрим по особенному. Эти скалы нам запомнятся надолго. Потом начинаются горки — это Чуй-Оозы, устье Чуи, отсюда видно нашу стоянку и скальную дорогу. Кажется — картинка из другого мира… Но вот поворот — и мы уже в долине Чуи. Тоже степь до горизонта, и над нами парит парапланерист. Он делает боевой разворот, и заходит на посадку прямо в поле, выбросив тормозной парашют. Мы тормознули в кафе по соседству, где я и Эльф слегка перекусили — что-то перекуса в Ине кажется мало, а до Белого Бома ещё далеко. Меню правда было наполовину съеденное, но достаточное — сразу вспомнились первые дни похода, которые теперь тоже кажутся какими-то далёкими, словно это было месяц назад или больше. Вечереет, и мы снова в пути, опять потянулись в горизонт.

    Проезжаем Калбак-Таш, место Силы, которое стало частью сюжета в «После тьмы», затем спуски подъёмы, где мне было лень не только вкручивать вверх, но и тормозить вниз. Я не знаю, с какой скоростью я летел вниз, когда у меня началась болтанка — такой расколбас в разные стороны от несимметричной развесовки укладки рюкзака, но мне даже с болтанкой лень бороться, так и съехал…

    Опять спуски-подъёмы, идут долгие чуйские горизонты, уже не раз проезженные, и последний как раз на «Диком пути» 2 года назад. Всё знакомо, всё просто, только усталость немного тормозит на подъёмах, да прохладный вечерний ветер подгоняет — солнце уже готовится к закату, а мы всё ещё где-то в пути.

    В Йодро я подъём вовсе не осилил, и просто вполз пешком. Купив в магазине перед закрытием по привычке сока, и выдув его почти литр, дождался Эльфа. Всё, теперь Белый Бом уже не за бугром.

    От Йодро до Белого Бома совсем немного. Самое интересное, что по карте и волшебной коробочке одинаково — мы за сегодня выполняем тем не менее свою 50-ти километровую норму. Знакомая скала показалась из-за поворота, и вот уже родные просторы, белобомские пейзажи. Ещё до начала посёлка у склона гр приютились какие-то ранчо, явно недавно выросшие. Растёт Белый Бом. И вот спуск, подъём, и выросшее на этаж здание кафе.


    Кафе «Белый Бом»

    Тут нас словно ждут. Знакомые лица, объятия, разговоры, можно выдохнуть — приехали домой. Ощущение именно такое, не отнять. Аржан как-то чудесным образом появился, не во отъезде, и мы обсуждаем планы. Затапливается баня, мы ужинаем в тёплой компании старых друзей. Поход закончен велосипедный, кольцо замкнуто, Сила работает.



    Вот мы и дома, у Белого Бома



    В аиле с верным другом.

    У нас три дня на отдых и посещение пещеры, и потом снова в путь — на Кадрин, на конях. А пока мы располагаемся в нашем доме-аиле, словно и не было паузы в два года. Велосипеды тоже отдыхают, им ещё предстоит поколесить, но уже по другому поводу. А проект «Кукуя-Иня» можно считать завершённым.


    Чуя у белого Бома

P.S.

    В конце небольшая вкусность — видео Катуньской тропы, небольшой ролик о тропе от Тюнгура (ну почти :) ) до моста через Катунь в Ине.

    По этому ролику можно приблизительно понять всё от «Волшебства» до «Сквозь скалы» включительно. Но этот ролик — не часть фильма, в фильме смонтировано будет более компактно. Это видео посвящено именно Катуньской тропе, и ничему больше.

    Продолжение теперь только в «Кадрин»-е…

    © RHC Entertaiment & Bercut Anomal Research

Ссылки

Алтай - лучшие туры

Сплав-Велотур-Треккинг : Активная неделя-2
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (351 голосов)
Loading ... Loading ...
Сплав-Велотур-Треккинг : Активная неделя-2 Алтай
Цена: 16500 руб.
Продолжительность : 9 дней.
Попробуйте за одну неделю три вида активного отдыха Приглашаем вас прокатиться на велосипедах проселочными дорогами сходить на сплав по Катуни и подняться в горы с рюкзаками Благодаря такому разнообразию мы успеем посетить тайгу горное озеро и перевалы водопады и ...
Конно-вело тур. По Восточному Алтаю и Алтайскими тропами
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (350 голосов)
Loading ... Loading ...
Конно-вело тур. По Восточному Алтаю и Алтайскими тропами Алтай
Цена: 39000 руб.
Продолжительность : 14 дней.
Каракольские озера  – одно из самых привлекательных мест Горного Алтая. Озёра расположены в верховьях реки Каракол (притока р. Эликманар) в предальпийской части западного склона хребта Иолго. Абсолютная высота самого нижнего из озер составляет 1820 м, самого верхнего – 2097 м. ...

Треккинг - Центральный Кодар Чарская пустыня
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (347 голосов)
Loading ... Loading ...
Треккинг - Центральный Кодар Чарская пустыня Алтай
Цена: 17000 руб.
Продолжительность : 10 дней.
Вы сможете посетить самый популярный участок Центрального Кодара и Чарской долины. В ходе путешествия осмотрите развалины ГУЛАГа в долине реки Средний Сакукан альпийские луга водопады высокогорное озеро подниметесь на обзорную вершину пик Чар высотой 2718м и горный перевал 60 лет ...
Велотур Алтайскими тропами
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (344 голосов)
Loading ... Loading ...
Велотур  Алтайскими тропами Алтай
Цена: 25000 руб.
Продолжительность : 7 дней.
В рамках данного маршрута Вы совершите путешествие на велосипеде с посещением основных экскурсионных объектов Чемальского, Шебалинского и Онгудайского районов. Туристам необходимо  иметь навыки езды на горном велосипеде по пересеченной местности и хорошую физическую форму, ...

Сплав по реке Верхней и Средней Катуни
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (343 голосов)
Loading ... Loading ...
Сплав по реке  Верхней и Средней Катуни Алтай
Цена: 18000 руб.
Продолжительность : 7 дней.
Для влюбленных в водную стихию смельчаков наш 5-дневный сплав по верхнему и среднему течению Катуни. Сплав проходит на рафтах и 4-х местных катамаранах по ненаселенным местам среди берегов покрытых нетронутой тайгой. Красавица Катунь постоянно меняет свой цвет и настроение уровень ...
Джип-тур. Алтай Монголия
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (342 голосов)
Loading ... Loading ...
Джип-тур. Алтай Монголия Алтай, Азия
Цена: 65000 руб.
Продолжительность : 12 дней.
Это путешествие – замечательная возможность увидеть как, Русский, так и Монгольский Алтай. Вы побываете на плато Укок – плоскогорье, находящееся на самом юге Горного Алтая, на стыке границ России, Китая, Монголии и Казахстана. Учитывая выдающиеся природные характеристики ...

Все активные туры ->

Отзывы, отчеты, вопросы, комментарии:


Отзывов пока нет, будьте первым.