Главная -> Отчеты -> Туда и назад или Китайский Тянь-шань 2002

Фото отсутствует

Туда и назад или Китайский Тянь-шань 2002

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (216 голосов)
Loading ... Loading ...
Киргизия
Горный туризм и альпинизм
Автор :

г.Москва — г.Бишкек — г.Ош — Алайская долина — Иркештам — г.Кашгар
— г.Аксу — к пос. Талак — пер. Кокярдаван н/к — р. Чон-терексу — разведка
выхода через каньон на лед. Сайлыксу по р. Сайлыксу — лед. Чонтерен (базовый
лагерь) — разнос забросок и разведка в верховья лед. Божья коровка — лед.
Моренный — пер. Божья коровка 3а 5050 рад.+пер. Плато 3б 5600 — среднее
плато лед. Божья коровка (4500) — пер. Уютный 3а 4750 — лед. Уютный — лед.
Чонтерен — базовый лагерь — пер. Чонтерен 3б 5488 — лед. Звездочка
(заброска) — лед. Дружба — пер. Валерия Хрищатого 3б 5300 — лед. Тугбельчи -
пер. Тугбельчи 3б* 5200 — лед. Кичиктерен — р. Кичик-терексу -
угледобывающий комбинат— р.Чон-теренсу — г.Аксу — г.Кашгар — Иркештам —
г.Ош — г.Бишкек — г.Москва.

…Что там за барьерами Кокшаалтау и Меридионального хребта? Этот
вопрос естественно возникал у многих, бывавших на Иныльчеке. Кому-то
удавалось взглянуть на Китай с гребня Победы. Многие засматривались на
юго-западную стену пика Военных Топографов, открывающуюся в верховьях
Звездочки. Простота Иныльческого перевала привлекала многих, однако первый раз
«перелезть» через забор решился Анатолий Джулий в 2001 году. Его команде
удалось пройти закономерный трудный перевал между пиками Пржевальского и
Восточным Шатром и, фактически не спускаясь вниз на ледник Тугбельчи,
вернуться через седловину Иныльчекского перевала назад. Китай чуть
приоткрылся, и было видно, что тут лежит гигантсткая и дикая горная держава. И
в 2002 году нам с учетом опыта организаций экспедиций в Китай в 1998 и 2000
году удалось проникнуть в район с юга и провести «глубокую разведку». Не все
решились ехать в такую экспедицию с большим элементом неопределенности, и к
лету 2002 года нас осталось четверо….

Анатолий Джулий (руководитель, Москва)

Владимир Леоненко (вильнюс)

Давид Лехтман (вильнюс/москва)

Антон Чхетиани (москва)

Здесь немного использованы фотокарточки Давида Лехтмана — отмечено в
скобках как Д.Л.

Схема путешествия

08 июля

С утра уехал на встречу к Гито (однокласснику). Тот как всегда опоздал
минут на 20, но все же приехал. Я заскочил к Саше Новику. Гито остался в
машине, я же поднялся наверх, передал Саше карты, поговорили минут 5, и я
ушел. Простился с одноклассником на остановке 72 троллейбуса. Заехал в Ики,
забежал к Ерохину, в бухгалтерию и библиотеку и отправился домой. Времени
еще было достаточно, и я принялся истреблять остатки пищи в холодильнике.
После улегся на коврик в огромный комнате и заснул. Разбудил меня звонок
Володи. В Америке начиналось утро. Мы попрощались, и я встал. Не дождавшись
звонка с Украины, позвонил Ольке сам. Время стало ускоряться Дел немного -
полить цветы, поставить фиалки в воду, выбросить мусор. Звонит Вася
Пономарев. Заглядываю напоследок в электронную почту и здесь послание Саши. Он
пишет, что не смог получить важный пропуск и рекомендует нам избрать другой
маршрут. Я отвечаю, все, что можно спокойно ответить в этом случае и звоню
Толику. Ну ладно, все равно едем. Звонит Олька. А время уходит. Около 19.00
заказываю такси на 19.15 и в 19.25 вываливаюсь из дома. У подъезда ждет
малиновый «жигуль» с водителем чуть младше меня явно с высшим образованием.
Постояв немного в пробках при объезде закрытого проспекта Вернадского,
выезжаем на Мкад и без задержек едем в Домодедово. Там уже стоит Толик.
Ребята показываются только через тридцать минут. Регистрируемся и проходим на посадку.
К нашему изумлению лайнер оказывается Ту-134а. Наши места заняты, и мы
уходим с Толиком в хвост. Передние 2 места свободны, мы опускаем их спинки и
вытягиваем ноги. Слева — двое юных ребят и барышня летят на пик Джигит.
Девушка пишет раскладку. Парень в косынке изучает кроки. Вскоре бушует
небольшая эмоциональная гроза. Кажется, девушка готова лететь обратно. Но
все быстро стихает. А за окном полыхала в стороне реальная гроза. Один
парень из юной троицы здоровается со мной, но я его с ходу не узнал.

09 июля

Пытаемся заснуть, но как всегда не удается — то минералка, то ужин. В
общем, время проходит незаметно и мы уже в Бишкеке. Самолет проезжает мимо
натовских истребителей. На пограничном контроле длинный хвост. С нами
одновременно прибыл рейс из Лондона. Здесь как обыкновенно жарко. Вскорости
показывается и Бирюков. Грузимся в его микроавтобус и уезжаем в фирму,
размещенную на базе геодезического компании. В офисе на втором этаже я
уселся на телефон и стал дозваниваться Саше (zhang Hong). Удалось
дозвониться. Определенности пока нет. Поехали в город с водителем Бирюкова.
Поменяли дату вылета в Ош на завтрашний день. Заехали в Горы Азии,
поговорили с Дудашвили и Сашей Губаевым. Он эмоционально сообщил про
весенние пик Ленина и Мак-кинли с Матвеем Шпаро. Я его расспрашивал и про их
восхождение на Корумды в прошлом году. После возвращаемся к Бирюкову.
Новостей пока нет и мы устраиваемся в яблоневом саду на заднем дворе. Уже 7
часов вечера. Давид, прогуливаясь по территории базы, встречается с водителем,
и тот передает факс от Саши с просьбой прислать копии паспортов Давида и
Толика. Офис уже закрыт и мы с Толиком собираемся и уезжаем на почтамт.
Здесь послали копии, как факсом, так и электронной почтой. Вернулись, как и
уехали на маршрутке. Их в Бишкеке множество. Общественный транспорт, помимо
пары троллейбусных маршрутов отсутствует, а в маршрутках никаких льгот нет.
Проезд — 5 сомов. (1 бакс — 45 сомов, то есть около 3 рублей за сом).

10 июля

Палатку мы не ставили и ночью были покусаны комарами. Утром проснулся
от цоканья белки. Она прыгала по веткам, склонившейся над нами яблони и была
сильно недовольна. К 9 утра возникли люди в офисе Бирюкова. Новостей от
Саши нет. В 11 утра нас отвозит в аэропорт Манас Маша Бирюкова. Летим на
Як-40. Облачно. В Оше нас встречает Володя Антипин — компаньон Дудашвили.
Крепкий мужик родом из Ферганы. По-видимому прошел немало походов в Средней
Азии. Был участником громовской зимней 6-ки по Памиро-алаю (правда в отчете,
хранящемся в библиотеке Мгцтк, он отчего то не упоминается). Рассказывает,
что заброски для этого похода были положены летом предварительно. Принимал участие
и в событиях 1999 года в Баткентском районе. Поехали на стадион, где
расположились в летних щитовых домиках близко с ошским офисом Дудашвили. Время
провожу в офисе, стараясь выйти на связь с Сашей. Вечером, в конце концов,
созваниваемся и уславливаемся повстречаться в пятницу на Иркештаме. Саша
говорит, что осталась одна бумага, которая в принципе готова, но ее
нужно взять в полицейском управлении Синьцзяня в Урумчи. При этом все
равно нужно созвониться в четверг.

После отправились на ошский базар. Я заглянул в чайхану, но Хасана не
было. Ощущение, что базар хуже, чем в прошлые годы, или еще рано — начало
июля? Закупили нужное и вернулись на стадион.

11 июля

Четверг проходит незаметно. Вечером созваниваюсь с Сашей. Он
подтверждает нашу встречу на следующий день на Иркештаме. Говорит, что получит
последнюю бумагу в пятницу и ждать нас будут 2 китайца на белой Тойоте.
Звоню Оле в Днепропетровск, говорю, что едем. Она огорчена — говорит, что
надеялась, что попьем зеленый чай и поедем назад. Ни на какое море она не
поехала и возвращается в Москву.

Уже темнеет. Мы собираемся, грузимся в Уазик Антипина и в половине
двенадцатого выезжаем.

12 июля

Машина Антипина была приобретена в Германии и когда-то готовилась для войск
Гдр. У машины нежный ход и хоть дорога не ровная, нас не подбрасывает. Около
часа ночи в Гюльче заправляемся. Заправщик поглядывает на часы. Вот-вот
должны отключить электричество. Мы успеваем. Проезжаем перевал Талдык,
поселок Сарыташ и поворачиваем налево на восток к Нуре. Постепенно начинает
светать. Места вблизи безжизненные. Массив Корумды разглядеть в потемках не
удается. Дорога петляет, ныряет из ямы в яму, а с перевала Таук-мурун лихо
устремляется вниз к реке Восточная Кызылсу. Антипин сообщает, как этой
весной открывали движение через Иркештам и трясли по этому участку дороги
китайских официальных лиц. Хорошо виден горный отрог между Восточной Кызылсу
и Нурой. Много снега. После одного притока пересекаем реку Нура. Поселок
остается справа. Слева по ходу небольшие скальные массивы восточного
завершения Алайского хребта. Снега на склонах там мало. После поселка долина
резко распахивается. Показываются строения киргизской таможни и пограничного
перехода. Переход откроется в 9 утра. За ограждениями видны грузовики с
темным металлоломом. Рядом с нами останавливается автобус и грузовой автомобиль с
челноками, едущими в Кашгар. Слева в долине протекает красноватая река. На
погранконтроле нас длительно убеждают сесть в автобус и ехать на нем до
китайской таможни в 13 километрах. Мы отказываемся. Антипин находит здесь
своих знакомых, и нас проводят через погранконтроль раньше автобуса. Как
всегда изумляются паспортам с гербом союза на обложке. И в самом деле уже 11
лет как нет Союза…. К нам в машину садятся 2 человека в форме. Они
подчиняются уже службе национальной безопасности. Проехали к небольшую
заставу и остановились у пограничного моста через прозрачную речушку
Талдысу, стекающей с Заалайского хребта. Здесь место нашей встречи. Никого
нет. Володя Антипин достал подстилку и лег поспать на солнышке. Я беседую с
Снбшником. Тот говорит, что и на этом участке границы Киргизия отдает свои
кусочки Китаю, что в верховьях Талдысу пихтовый лес. Жизнь говорит, стала
хуже. С почтением говорит о русских наставниках, обучавших их. К сожалению,
говорит, в Киргизии нет лидера, который мог бы сменить Акаева. Лично ему
более все нравятся его родные Джалалабадские места, Баубаш-ата, ореховые
леса Арслан-боба. Время идет. Мимо нас проезжает автобус в Кашгар. У
китайцев перерыв с 12 до 15. Минуло 12. Ждать еще 3 часа. Ребята варганят
обед. Тем временем накрапывает дождик. Нашего сопровождающего иногда
спрашивают по рации, пришла ли наша машина с Китая. Спрашиваю его про
нарушения границы. Он рассказывает, что пару лет назад через границу со
стороны Китая просочились двое: киргиз и уйгур. Их отследили и взяли одного
по пути в Сарыташ, другого выудили из кабины Камаза. В прошлом году
задержали на киргизской территории китайского солдата. То ли заплутался, то
ли провокация — говорит собеседник. В то время везде вдоль линии границы
стояли китайские пограничники. Маленькая иркештамовская застава тоже
готовилась к защите. Потом солдата позже переговоров вернули и все затихло.
Открытие Иркештама оживило уже вымиравшую после ухода русских пограничников
Нуру. Тогда в поселке пропал даже магазин. Теперь ничего — жить можно. Наш
спутник уходит на обед к заставе. Закапал дождь. Мы все укрылись в Уазике.
Наконец в 15.30 с китайской стороны спускаются по серпантину два трейлера и
голубенькая машина — Тойота. Выхожу к мосту. Из Тойоты выскакивает Саша.
Обнимаемся. Антипин категорично перегоняет Уазик на китайскую территорию за
мостом и мы перегружаем наши мешки из машины в машину. С Сашей знакомый
(мне) с 2000 г. жесткий шофер, полный хозяин китайского ресторана на
площади 3 гостинниц1 в Кашгаре и небольшой китайский пограничник. От заставы к
нам быстрым шагом подходит сопровождающий нас спецслужбовец. Прощаемся с ним
и Володей и уезжаем. Здесь уже лежит асфальт. У поста у небольшой арки в
конце серпантина пограничник сходит, а через 10 минут мы подъезжаем к
просторному новому зданию китайской таможни. Здесь безлюдно. Начинаем
разгружать машину. Владелец ресторана заводит дружескую беседу со знакомыми
ему старшими таможенниками в темной форме. Мы заполняем декларацию и
миграционный листок. Нас спрашивают, везем ли мы мясо, растительные
продукты. Нет, решительно говорим мы. Досмотр окончен. Вещи перемещаются к
выходу. Офицеры на пограничном контроле хорошо говорят по русски и опять
удивляются паспортам с советским гербом. Грузимся, отмечаемся в будочке
полицейского контроля и едем по прямой асфальтовой дороге в Кашгар. Через
100 км попадаем в полосу ремонтируемой дороги. Дорогу повсюду спрямляют.
Делают новые мосты и так до самого Кашгара. Ремонт дороги идет и во всех
плотно населенных уйгурских поселках. У таможни на выезде с торугартовской
трассы проходим еще один полицейский контроль. В город прибываем уже поздно
вечером. Без ужина в китайском ресторане мы правда не остались. Видимо в
качестве компенсации за свои оплошности Саша поселил нас в дорогой 4—х
звездочный интернэйшионал, где селились богатые пакистанцы. В этом году по
понятным причинам их нет. Разница в оплате за счет Саши. Я быстро засыпаю, а
Толя с ребятами еще долго играют в преферанс.

13 июля

Утром завтракаем и отправляемся в ожидании поезда в Аксу прогуляться по
Кашгару.

«в экономическом сердце Азии»

Заходим в несколько аптек в поисках пантенола, но безуспешно. Нет здесь
европейских препаратов. Дорвались до Интернет-кафе и отправили послания домой
и в Бишкек туроператорам — Бирюкову и Дудашвили. Интернет-кафе это одна из
примет изменений за 2 протекших года. Тогда в Интернет я выходил на кухне
какого то кафе на очень скверном компьютере. Также в городе внезапно возникло
множество широких улиц с бетонным покрытием.

Наш поезд уходит в 17.50. Мы приезжаем на вокзал в 16.30 и сдаем весь
наш груз в багаж! Он будет выгружен на нашей станции. Такого мы еще не
встречали. Поезд-экспресс Кашгар-урумчи уже подан. Двухэтажные вагоны, общие
и купейные — естественно китайского производства. Перрон частично оцеплен.
По периметру выстроились солдаты с дубинками. В поезд усаживаются какие то
военные чины, подъехавшие на огромных темных внедорожниках. Мест в купе не было и мы
едем в общем вагоне. Вагон европейского уровня. Слева тройные сидения со
столиком, справа двойные. Подносы для мусора, туалет. Места наши разбросаны,
но Саша договаривается с соседями по вагону и мы все едем вместе, лузгая
крупные и вкусные кашгарские семечки. Ехать более 5 часов. Вагон полный.
Поезд разгоняется и едет быстро и гладко, обгоняя грузовые машины, едущие по
параллельному шоссе. Ребята режутся в преферанс. Через станцию в вагон
входят люди и настоятельно просят освободить места. Саша улаживает проблему, но
перебранка, все же беззлобная, вспыхивает время от времени. Наши паспорта
проверяет полицейский и записывает данные в тетрадку. Едут тут весело.
Кашгарский оазис кончился и за окном потянулись солончаки и галечники. На
севере видны предгорья Тянь-шаня. Видны системы укрепления грунтов —
квадратная сетка посадок жесткой солончаковой травы. Невысокий частокол
противозаносных заборов, как у нас на Полярном Урале. С широкой площадью
захвата рассекатели паводковых и дождевых потоков. Напротив через проход
сидит девушка в темном костюме. Облик вроде и китайский, но может с какой то
казахской смесью. Она поймала мой взгляд. Потом поймала еще раз и, как я
ощущал, до самого Аксу посматривала на меня…. Уже темнеет, В начале
12-го мы приезжаем в Аксу. Здесь прекрасное и аккуратное станционное строение,
впрочем, как и вокзал в Кашгаре. Перед зданием огромная площадь, покрытая
плиткой. Ждем отправления поезда и получаем вскорости наш багаж в целости и
сохранности — все мешки и рюкзаки. Загрузились в 2 такси и прибыли в
3-звездочную гостиницу Дружба. Номера приличные, но гостиница пустая. Как и
Кашгар, Аксу разрезан широкими и просторными улицами. Китайская Азия в эти
дни выглядит на порядок более европеизированной по сопоставлению с бывшей
советской. В гостиничном номере выпили бутылку местного красного вина и
легли спать. Сам я чувствую легкий озноб. Похоже на химическое отравление.

14 июля

С утра поели и отправились по Аксу за всякими деталями. С утра в
Аксу дождь, что бывает тут крайне редко. Места здесь горячие и оазис
поставляет в целом рис. Я наконец разыскал мягкую железную проволоку,
которой собираюсь прикрепить антиподлипные пластины из тефлона к кошкам.
Безуспешно ищем легкий свитер (я забыл дома плотный полар), расходуем уйму
времени, но, жаль, не сезон. Саша отдает мне свой. Обедаем в китайском
ресторане на окраине и в 17.00 отправляемся. Вначале едем по главному
шоссе. Оно оказывается платным! Километров через 25-30 съезжаем на проселок
у широкого канала, вымощенного камнями, и отправляемся на север в Талак.
Дорога — это непрерывные камни и едем мы вдоль канала не очень быстро.
Местность сразу становится безлюдной. Где-то на севере маячат предгорья.
Вскорости мы нагоняем местную машину и спрашиваем у них дорогу на Талак.
Дорог на этой каменистой плоскости много и все примерно схожи и без
указателей. Встреченные киргизы с сомнением глядят на нашу Исузу. Здесь
нужна полноприводная машина. В самом деле, попетляв среди невысоких бугров
мы оказываемся неожиданно перед раскрывшейся долиной, в которой и расположен
поселок Талак. Начинает накрапывать дождик. Начинается подъем. Вскоре мы
высаживаемся и стараемся пихать пробуксовывающую машину по красной грязи.
Саша с ходу договаривается с местной полноприводной машиной, идущей вверх,
но та тут же ломается. Тогда он достаточно скоро останавливает спускающуюся
вниз машину с бараном в кузове. Мы перегружаемся. Баран со стариком-хозяином
остаются ждать. Дорога в Талак вырублена в красном склоне и местами
укреплена. Перевалив через гребень на склоне, мы увидели уже совершенно
зеленую долину и спускаемся к мосту. Зелень впрочем стала показываться еще при
подъезде к горам, а тут пошли заросли кустарника и арча. Переезжаем на левый
(ор.) берег. В 20.30 мы прибываем в поселок Талак, расположеный на веранде
высоко над рекой. В поселке две улицы, верхняя — основная. Есть и проулки.
Останавливаемся как раз в одном из них, куда заехали с нижней улицы в здании у
нашего грядущего погонщика Канджира. Здесь большой двор с хозяйственными
пристройками. 3 комнаты. Во дворе растет дерево алычи. За домом огород с
туалетом на краю. Дом с двускатной в здешнем осознании (с очень тупым углом
раствора конька — градусов 140) крышей — тополевые стволы, покрытые
глиняными кирпичами и дополнительно замазанные. Саша знакомит нас с нашим
китайским сопровождающим по Чон-терену. Сам Саша уедет. Его заменой будет
низенький плотный парнишка. Зовут его Миша (гу). Ему 21 год. По русски
говорит очень скверно. По английски еще хуже.

Канджир показывает фотографии, присланные японцами, которых он водил
несколько лет назад на ледник Чон-терен. Они устанавливали доску в память о
3-х своих родных, погибших в лавине на 6000 при восхождении на Победу. В
своем Mountain Guide… китайцы умолчали об этой аварии. На фотках
здоровые тетки. Может речь шла о японской дамской экспедиции? Нас угощают
айраном и поят напитком из курута. Потом приносят вермишель с мясом и мы
вскорости засыпаем в большой гостевой комнате на топчане под ватными
одеялами. Спится хорошо.

15 июля

С утра на уже другой машине подъезжаем в комендатуру выше по долине.
Заходим. Из разговора Саши с офицерами быстро понимаю, что есть проблемы.
Как прояснилось, на разрешениях, полученных в Урумчи, надо было еще поставить
отметки в управлении в Аксу. Саша обещает, что Миша спустится в Аксу и
вернется назад уже с пропечатанными пропусками. Ладно. Подождем еще. Мы
переезжаем по дороге вдоль бокового притока в сторону перевала Кок-ярдаван,
ведущему в долину Чон-терена и становимся на зеленых полянах невдалеке от
полицейского поста перед шлагбаумом, преграждающим путь вверх. На зеленых
склонах в сторону от поста тянется цепь столбов с колючей проволокой —
граница. Местные обитатели не особенно навязчивы. Наступает вечер. Пытаюсь
позвонить по сателлиту, но нас отражают, говорят, что область ограниченного
доступа — обратитесь к Вашему оператору. Жаль…

Мы перепаковали и распределили продукты и высматриваем машины,
проезжающие иногда снизу вверх по долине Талака. Вечером подъехал Канджир с
2 сыновьями и 4 перекованными лошадьми. Сам ушел спать в кишлак, а
сыновья ушли с лошадьми наверх поджидать нас.

16 июля

Ночью шел дождик. Наступает утро. Пока пусто. В 11.30 появляется Гу.
Все в порядке. Можно идти. Правда выясняется, что наши паспорта остались
внизу у Саши. Вот это да! Так мы еще не ходили. Грузимся в машину. Наверх
уезжает на осле Канджир. По дороге можно подъехать на перевал. У поста
переругивание. Снизу на мотоцикле подъезжает уйгур в форме и что-то громко
говорит. В конце концов, Миша платит ему какие-то деньги, и нас пропускают
наверх. Как выяснилось после, это приехал местный лесник и натоятельно попросил сбор
5000 юаней за пребывание в природозащитной лесной зоне. Дорога идет по
небольшому ущелью, поросшему еловым лесом, огибая типичный бугор слева.
Вскорости внизу сквозь провал отрога водораздельного хребтика (между Талаком
и Чон-тереном) становится виден кишлак Талак. Лес кончается. Мы выезжаем на
перевал. Перед нами открылась широкая зеленая долина. Впереди внизу виден
противоположный склон Чон-терена. Немного проехав вниз, останавливаемся у
ворот, за которыми стоит пара кирпичных строений. Рядом еще большие
брезентовые палатки армейского типа, а ниже на лугах белые юрты. Все это
похоже на летнюю усадьбу какого-то колхоза. Здесь мы тоже показываем
какие-то бумаги и разгружаемся.

Теперь ждем Канджира, которого мы обогнали на машине. Он появляется и
садится рядом на траву. Гу говорит, что надо идти ночевать вниз, а завтра
идти с караваном. Так он по крайней мере сказал на своем русском. Я
спрашиваю, как далеко идти. Он говорит 3 км. А кто несет груз. Он говорит,
что мы. Начинается длительная дискуссия. Явно мы не понимаем друг друга. У Миши
даже слезы выступают. Наконец разобрались и грузим мешки на коней.
Погрузка прошла быстро. Выходим в 17.00. Канджир говорит, что надо ночевать
у воды и предлагает остановиться на ночлег в летнем поселке у 1-го ручья
через 40 минут пути. Мы говорим, что «пошли дальше…». Битая дорожка
пересекает распадки, заросшие колющийся кустарником и, перевалив через отрог,
выходит на склоны правого борта долины Чон-терен.

По дорожке над Чон-тереном

Из склона торчат колоссальные окатанные камни старых морен. Глубоко внизу
шумит огромная река. Оглядываемся вниз по долине и видно, что горы кончаются
практически сразу и угадываются равнины. Долина зеленая. Внизу растет еловый лес.
Мы пересекаем несколько сухих распадков, пока не выходим в 20.30 до распадка
с ручьем. Сразу за распадком неплохая зеленая лужайка с сочной травой. Тут и
ночуем. Гу спит с нами. Погонщикам даем навес.

Впереди в верховьях долины виден сильный пик с профилем крутого ребра.
Похоже, что это юго-западная стена пика Военных Топографов. Левее виднеется
купол большой снежной вершины. Кажется, что она расположена в отроге,
разделяющем ветви ледника Чон-терен. Разгорается дискуссия, что собственно мы
видим. Впрочем, уже темнеет и, после ужина, мы скоро засыпаем.

17 июля

Ночью прошел дождь. Были слышны раскаты грома, впрочем утром трава
оказалась сухой. С утра мы продолжили дискуссию о том, что за гору мы видим
спереди. Чуть позднее проснулись и погонщики. Поставили на наш примус свой
чайник. Мы поели и собрались. Наши погонщики особо не спешили. Мы встали в
5.30, а вышли лишь в 9.30, при этом навьючивание началось в 8 утра. Тропа
идет сначала по склонам и через 3.5 км после пересечения глубокого вреза
долины бокового ручья спускается вниз к реке. Здесь расположен небольшой
кош. Помимо елей растут большие лиственные деревья, как видно, карагачи.
Выше по долине появляется березка. Скоро мы столкнулись с первым
преградой. Тропа, идущая по террасе над рекой размыта гигантским селем.
Проблем для спуска людей нет, а вот лошадям никак. Впереди за небольшим
боковым ручьем виднеется палатка чабана. Вскорости появляется и он сам.
Давид уходит поискать спуск с террасы. Находит неплохой вариант. Киргизы
мнутся. Предлагают Володе вырубить ступени в конгломерате. Потом все же
поворачивают назад и сворачивают на незаметную нам тропу лично.
Видимо им все же она была популярна. Двинулись дальше. Киргизы уселись у
палатки пастуха и Канджир подошел к нам и стал говорить — «вот впереди
Айран-су — здесь будем спать, отдыхать…. Вчера под Айран су они все же
называли Сайлыксу, куда мы расчитываем попасть сегодня. Включаю Gps.
Однозначно ясно, что нам вперед. Ладно, соглашаются киргизы и трогаются.
Через 20 минут проходим Айран-су — белый ручей. На очередной речной террасе
— землянка. Киргизы усаживаются и говорят, что желают поесть. Ладно. Ухожу
вперед. Догоняю через 10 минут Толика. Он у очередного ручья — дальше
впереди по ходу легко проходимый прижим. Я говорю про киргизский обед. Толик
сказал, что задержит ребят. Впрочем до Сайлыксу осталось идти недолго.
Возвращаюсь назад к погонщикам. Они уже поднялись. Подходим к прижиму.
Жеребец Канджира с бельмом на правом глазу артачится и не желает заходить в
воду у большого камня. Киргизы останавливаются. Я сбегал к Сайлыксу — ребят
не видно. После выяснилось, что просто спрятались в тень и заснули.
Возвращаюсь — 2 лошади уже разгружены. Меряю глубину — тут по колено! Зову
Канджира. Он берет палку и погружает ее под углом. «не стыдно говорю?!» В
этот миг снизу появляется древний киргиз на лошади с привязанной собакой и
спокойно проезжает злополучное место. Канджир кидает палку возвращается и
молча начинает опять вьючить лошадей. Правда одноглазого коня мы немного
разгрузили и перетащили несколько мешков на себе. Вместе со стариком вышли к
мосту через Сайлыксу. Река вытекает из тесного скалистого ущелья. На широких
террасах правого берега два грандиозных бревенчатых строения. Видимо это
база времен изучения района в 70-х годах. Тут уже очевидные остатки дороги,
пробитой похоже в эти же годы. Впрочем, тропа и раньше смахивала на дорогу, а
тут это видно явно. Мы встали в 16.00 на берегу прозрачного ручейка.

Лагерь в устье Сайлыксу

Гу радостно сказал, что он приобрел барана и вскорости уехал с Канджиром и
стариком вверх по долине за покупкой. Отправился с фотоаппаратом вверх на
зеленый ригель, возвышающийся над Сайлыксу. На подъем идет крутая тропа.
Слева внизу видно дно каньона. Сзади на противоволожном склоне долины
Чон-терена очаровательный водопад.

Водопад напротив Сайлыксу

Вверх по долине видны устрашающие скалы отрога, разделяющего ветви
ледника Чон-терен. Я поднимаюсь, не спеша, все оглядывая. Наверху тропа
слилась с серпантином, начинавшимся, как было видно снизу чуть правее, уже
за выступом ригеля. Поднялся — передо мною впереди прекрасные покатые луга.
Отовсюду вылетают какие-то птицы. Впереди показался ледник Сайлыксу. Я
прохожу вперед вверх по долине до того места, где тропа опять начинает
набирать высоту по склону. Делаю снимок и возвращаюсь. Спускаюсь уже лесным
серпантином. Спуск занял 25 минут, подъем — 40 минут. Здесь уже разделывают
барана. Гу потчует нас шашлыками. Засыпаем в 21.40.

18 июля

Ночью немного моросил дождик. Утром же, как и вчера трава была сухая.
Небо сумрачное. Мы просыпаемся в 5.30. Готовим завтрак. Киргизы в этот раз
встают быстрее и в 07.30 начинают вьючить лошадей. Выходим в 08.50. Остатки
дороги после Сайлыксу проходят в лесу и пересекают несколько прозрачных
ручьев. После дорога выходит на широкую луговину. В этом месте через
Чон-терен переброшен мост. Подойдя к реке, опять входим в лес и после
подъема оказываемся на широкой поляне с остатками бревенчатой двускатной
землянки. По лугу течет прозрачный ручеек. Есть даже оборудованный
водосток. Дорога, исчезнувшая в густой траве на полянке, продолжается из ее
верхнего края. Вскорости происходит раздвоение. Одна дорога будто продолжает
главную и уходит вверх по склону.

В верховьях Чон-терена.

Другая, она и шире, уходит вправо наискосок вниз, пересекает остатки
селя (здесь она рассыпается на множество нечетких троп), спускается ниже к
реке и вываливается из зоны леса на открытое пространство. По ней мы и
уходим. Перед нами зеленеют конечные морены Чон-терена. Подходим и начинаем
подъем. Здесь множество дорожек. Можно рекомендовать подъем по левым по ходу
гребнем и потом движение вправо уже без набора высоты. Выходим на широкую
веранду с кошем и озером посередине. Высота 3120.

Отсюда поднимаемся уже по моренам, ближе к правому орографически
карману до зеленой площадки 3305. Чуть ниже из под камня вытекает ручеек. По
уверениям Канджира именно здесь был базовый лагерь грустной японской
экспедиции. Действительно, есть какие то остатки костра. Взял сателлит и
отправился устанавливать связь. Поднявшись выше на гребень морены, смог
дозвониться Ольке. Внизу покрытый каменным чехлом и сильно искореженный
ледник. Наш маленький китаец тем временем сильно отстал. Я отправился его
искать. Спустился ниже — не видно. Спустился еще ниже — не видно. Сел
на валун и стал ждать. Просидел минут 10. Это уже минут 40, как мы пришли.
Чуть не собрался возвращаться, как где-то далеко внизу на перегибе и просто
на склоне долины уже над карманом увидел точку. Я стал орать. Гу, кажется
меня заметил и сменил направление. Он подошел замученный через 30 минут,
хватаясь за сердце. Я отдал ему трекинговые палки и мы пошли в лагерь.
Готовимся к завтрашнему выходу — распределяем грузы. Канджир с сыновьями
подъедают остатки вчерашнего барана и распивают китайскую водку. Ложимся
спать в 21.00.

19 июля

Проснулись в 04.30. Сегодня мы расходимся. Володя с Давидом уносят
заброску вверх по Восточной ветви, мы же с Толиком уходим вверх по Западной
и собираемся сделать небольшую разведку. Позавтракали, сфотографировались на
прощание с нашими провожатыми, попрощались и разошлись в различные стороны.
Пройдя 20 минут вверх по гребню морены, мы решили спуститься на ледник и
перемещаться по моренам на его поверхности. Поначалу идем ближе к его борту.
Подходим к большой реке на поверхности ледника. Начинает прижимать. Толик
хочет перейти ее по камням в месте небольшого сброса воды. Я рекомендую
пройти еще немного по правому борту. Проходим вперед, минуя приток ледника
слева, и находим переход речки, ушедшей тут под лед. Дальше идем по моренам.
Наткнулись на куски старой тропы и какую-то деревянную палку. Выше река
появляется снова. Перекусываем в 13.36 напротив первого крупного правого
притока ледника. (по нему мы спустимся в завершении нашего первого
«кольца»). До необходимого нам притока идти еще более километра. Видимо, надо
будет подняться на основное тело ледника, так как река в кармане пропала.
Так и сделали. Снизу начинает дуть ветер. Иногда доносит капли дождя.
Впереди вверх по леднику все в облаках. Изредка в разрывах открываются
ледопады. И вот — Победа! Устрашающая скальная стена и змейка-полоска
южного ребра (13.50). Мы уже напротив второго правого притока. В его
верховьях расположен пик 6435 и возможный перевал на Томур. Ледник
полностью открыт. Белый лед спускается волнами к Чон-терену. Мы перешли с
Чон-терена на приток, пересекли его и выбрали площадку над левым карманом
притока рядом с его устьем. Немного неровно, но поработали лопатами и
сделали абсолютно удобную стоянку. На перевал к Томуру ведет трехступенчатый
ледопад. Нижняя ступень смотрится особенно неприятной. Похоже, что она вся
простреливается. Всего ледопада нам не видно. Завтра рассмотрим ближе.
Просматривается пока вариант обхода 3-й ступени с выходом на длинную полку,
видимо, смыкающуюся с седловиной. Вершина 6435 все время закрыта тучами.
Впрочем, и весь день сегодня пасмурный. С утра прошли «перья» в сторону
Иныльчека.

Варим китайский супчик и оглядываем окрестности. Толик немного
перегрузился сегодня и, хлебнув аспирину, быстро заснул. До конца Победа так и
не открылась. Время 20.45.

20 июля

Ночью шел сильный дождь. Где-то в отдалении была гроза. Утром ясно, но
посмурно. Собираемся в разведку вверх по второму правому притоку. Обсуждаем
несколько вариантов последующего движения. Самое безопасное, как нам теперь
кажется, это продолжать движение вверх в сторону перевала «победный» (в
гребне, разделяющем Чон-терен и восточный исток ледника Томур), то есть
пройти все, как мы сначала считали, но в обратном направлении. Этот
перевал ниже, а то, что прямо перед нами — полных 5900. Есть и
промежуточный, более краткий вариант. Наш первоначальный проект состоит в
посещении ледника Томур и возврате на Чон-терен.

Победа с западной ветви Чон-терена.

Вышли на разведку в 11.20. Сначала идем по леднику. Затем начинают
появляться разломы между ледовыми валами, а именно такой волнистый характер
у этого ледника. Переходим к правому (ор.) краю. Здесь проходим зону
ледопада. Местами прижимаемся вплотную к склону и идем по снежникам. Через
трещины есть мосты. Встречаются сильные лавинные конуса, впрочем, уже древние.
Затем мы опять выходим на ледник и, шевелясь в направлении центра, подходим
на верхнее плато ледника перед ледопадом.

Ледопад в верховьях притока Чон-терена.

(мы пересекли его поверху справа налево — через верхнюю ветвь на
среднее плато и далее через седловину бокового отрога)

Под ледопадом валяются комья старой лавины из весеннего снега. В
средней части ледопада видна абсолютно свежая лавина. Виден снежно-ледовый
склон, через который можно попасть в верховья первого правого притока
Чон-терена. Также виден и снежно-осыпной взлет через отрог на следующий к
северу приток. Нижняя часть ледопада, скорее всего не ходится — надо
проходить ее верхами. Высота здесь 4080. Поднимались мы 01ч40 мин. Назад
спустились уже знакомым маршрутом за 1 час. Ребят пока нет. Время от времени
из разрывов туч выглядывает вершина 6435. Ждали ребят еще 1.5 часа.
Слышим слабый свист. Выскакиваем из палатки. Разбегаемся по окрестным
буграм. Кричим. Через несколько минут свист повторяется с противоположного
борта притока. Отзываемся и бежим навстречу. Видим ребят на моренах правого
борта. Встретились. Ребята полны впечатлений. Шли они по правому (ор.)
борту. Путь тяжелый. До крупного правого притока Восточного Чон-терена —
предполагаемого места заброски не дошли 1.5 километра. Но и так стали вчера
очень поздно. Наш ночной дождь у них был мощнейшей грозой. Назад шли по
левому борту. Здесь путь был лучше. Видели седловину перевала Чон-терен,
стену Военных Топографов и перевалы левого борта Чон-терена. Огромная белая
гора, зримая нами днями снизу из долины и о которой мы спорили, оказалась
шеститысячником в южном гребне Восточной Победы.

Пьем чай, полноценно ужинаем и засыпаем.

21 июля

Ночью прошел дождик. Утром прохладно. Толик начинает утро с обсуждения
наших возможностей. Обсуждаем несколько вариантов, сокращающих 1-ую часть.
Начало пригревать солнышко. Давид тем временем перекладывает продукты. Толик
размышляет. Володя шьется. Перекладывание продуктов заняло много времени и
вышли мы лишь в 11.45. Идем по карману по неутрамбованной крупноблочной
осыпи. Иногда приходится пробираться между камнями. Через 2.5 перехода
начался дождь. Он усиливается. Еще через 2 перехода мы поели,
прикрывшись накидками, на камнях у ручья, стекающего с небольшого ледника на
склоне и, пройдя еще переход, положили заброску у большого камня в районе
небольшого проточного озера, прямо напротив кулуара, ведущего к самому
закономерному перевалу на Восточную ветвь Чон-терена. Подъем на этот перевал
проходит по крутым осыпям с выходами скал в нижней части. Наверху все
расширяется и есть обыкновенный перевальный цирк с широким гребнем. Уже виден
вываливающийся из боковой долины следующий правый приток. Карман стал более
спокойный и широкий, чем ранее. В другое время здесь было бы вполне уютно, а
сейчас ногами раскисшая земля. Толик предлагает подняться на травянистую
полку над карманом. Там оказываются отличные галечные площадки и вода в
ручье. Мы проходим с Толиком налегке вверх по этой полке. Виден выход по ней
на ледник — приток Чон-терена. Обнаруживается еще площадка под палатку и
стальной кол. Проходим немного дальше и обнаруживаем под камнем остатки
костра и батарей. Рядом еще 3 площадки. Видимо здесь был лагерь одной из
редких здесь альпинистских экспедиций. Помимо китайцев в 1976-1977, нам
понятно пребывание на этом леднике, по крайней мере, еще 2-3 альпинистских
экспедиций. Вокруг множество разнообразных цветов. Дождь тем временем
стихает. Мы ставим палатку и релаксируем. Володя готовит ужин.

22 июля

Ночью начался дождь. Он продолжается и утром. Толик и Давид, лежащие с
боков палатки подмокли. Плотный дождь переходит в сырой снег. Снег идет
весь день. Идет и ночью. В 2 часа ночи он переходит опять в дождь,
сопровождаемый слабой грозой. К утру все стихает.

23 июля

Встали в 6 утра и отправились на прогулку по окрестностям. Открылись
замечательные виды на Главную и Восточную Победу и в целом вокруг.

Победа после снегопада.

Тихо. Выходит солнышко. Мы подсушиваемся. Надо зашить палатку, немного
лопнувшую сзади в местах крепления оттяжек. Дальше взглянем…. Надо идти.
Наконец разглядели седловину 5100 на ледник Томур. Склон с 2-мя сильными
бергами. Наши планы практически определились. Уходим вверх по притоку и
будем разыскивать проход на плато под 6435.

Давид вкусно нас кормит рисом с мясом. Мы заклеиваем углы палатки.
Посмотрим — будет ли держать? С юга ползут тучи. Над Победой висит
увеличивающееся в размерах облако-шапка. Подсушившись, выходим в начале
первого.

Сначала идем по гребню морены, бывшему третьего дня зеленым. Сейчас месим
мокрый снег 20-30 см. На гребне появляется множество крупных камней,
приходится их облазить и в этом случае мы спускаемся на ледник. Еще 35 минут. Идем
неспешно. Тропим уже 30-40 см. Уже хорошо виден ледопад в устье необходимой нам
ступени. Ледник стал сильно рваный. Через 40 минут мы опять выбираемся к
более спокойному правому карману. Со скал над карманом периодически сходят
лавины. Обедаем. 15.10. Очень горячо. Телефон не работает. После обеда мы
продолжаем движение в кармане. Нам приходится прижиматься к склону и
пересекать большой лавинный конус. Со скал неподалеку с регулярностью раз в
3 минуты сыпят лавины и ссыпаются в рантклюфт чуть выше нас. Однако, видны и
следы лавин, переметнувшиеся за дырку щель рантклюфта. Ясно, что двигаться
вдоль борта уже нет смысла — впереди многочисленные лавинные конуса и
темные разломы ледника. Между тем, на основном теле ледника уже
просматривается ровная полоса по центру. Давид выходит вперед и находит
аккуратный проход в этом направлении. Выйдя на ровное ледовое поле, в 7
вечера мы становимся на высоте 4018, немного не дотянув до развилки ветвей
ледника. Над нами возвышается 6435 (кошкар — на китайских картах).

Пик 6435 — Кошкар.

Садится смог. Воду набираем в ледниковом ручье и ужинаем на улице. В
21.00 отбой.

24 июля

Вышли в 7 утра. Снег за ночь не схватился. Идем в направлении перевала
на следующую к югу ветвь Чон-терена, в верховьях которой мы побывали с
Толиком и в устье, которой стояли пару дней назад.

К перевалу Божья Коровка (д.Л.)

Пытались одеть снегоступы, но они стали сваливаться — надо переделать
и подогнать систему крепления. Все время тропим и в 12.00 останавливаемся в
ледопаде на высоте 4258 на обед. Погода солнечная. Главная Победа уже
укрылась за отрогом и мы наблюдаем Восточную и отрог, разделяющий ветви
Чон-терена. После обеда мы продолжаем подъем по простому ледопаду, однако
скорость тропежки резко падает. Толик не выдерживает и говорит, что все мы
неправильно тропим и последний переход протрапливает сам. Встали в 18.30 на
высоте 4425 на правом борту ледника. Перевал укрылся за перегибом
ледопада. Я сегодня дежурю. Появились проблемы с горелками. Приходится
разбирать трубку и прочищать тросик.

25 июля

Сегодня был тяжелый день. Снег так и не схватился. Так что началась
непрерывная месиловка.

Тяжелая тропежка (д.Л.).

К 12.30 мы дотропили до верхнего цирка и стали лагерем. Трещин было
немного. Здесь немного наклонно и мы выкапываем площадку. Сегодня сильно
помогли снегоступы. Мы не успели переделать их крепления — использовали так,
но без них мы бы пропали. По прямой линии до предыдущего лагеря всего 400
метров! К вечеру натянуло тучи и пошел снег. Связи нет. Мы заняты
креплениями снегоступов.

26 июля

Подъем дежурного (володи) в 3 утра. Выходим в 05.40 и за 25 минут
подходим к лавинным конусам под склонами 6435. Наш перевал в его восточном
ребре. Здесь снимаем снегоступы и одеваем кошки. Конуса затвердевшие и идти
удобно. Уклон 30-35 градусов. За 35 минут подходим к подножию перевального
взлета (8.15). У перевала 2 выраженные седловины. Мы выбираем левую. Как нам
кажется, к ней идет неявно выраженный снежно-ледовый гребень. Пересекаем
бергшрунд. После, по потихоньку укручивающемуся (от 35 до 50 градусов)
снежно-ледовому склону, за неполных 5 веревок выходим на седловину (13.15).
Снежный гребень оказался не чрезвычайно глубоким ветровым надувом. Последняя
веревка была крутой — больше 60 градусов. Здесь шел Толик. Фирменные
снегоступы позволили аккуратно выйти наверх по стенке из
перекристаллизованного снега. Мы бы просто здесь долго топтались на месте
(но вылезли бы). Перевальный гребень тесный. Сразу без карниза начинается
спуск на юг. Нам туда не надо. Мы собираемся сейчас продолжить подъем по
гребню к плато под вюжным склоном 6435. Снег не очень неплохой -
лавиноопасный. Мы едим, усевшись в линию вдоль гребня на рюкзаки.
Приближается фронт облаков. Толик первым в снегоступах очень аккуратно
проходит по гребню под основание взлета на плато.

Вверх по гребню от к плато 5600.

Я еще иду в снегоступах. Шагать необходимо очень нежно, чтобы не порушить
следы и не съехать в сторону. Мы собираемся на небольшой площадочке. Ребята
начинают срубать склон, чтоб как-то поставить палатку. Я прохожу в
снегоступах вверх еще веревку и закрепляю конец. Спускаюсь уже в пурге.
Вдруг на мгновение приоткрывается Победа. Площадка небольшая. Поэтому
ночевка полусидячая, полулежачая. Углы палатки подперты рюкзаками. Верхние
оттяжки на ледорубе и ледобуре. Давид готовит ужин. Примуса опять
капризничают. Ветер постепенно стихает, но затем усиливается и дует целую
ночь. Стихло лишь с восходом солнца. Спали мы, тем не менее, нормально.

27 июля

Утром обнаружилось, что лопнула ткань у еще одного угла палатки. Нам
открываются замечательные виды на восток Тянь-шаня.

Панорама Тянь-шаня.

Хорошо видна и наша вчерашняя линия подъема на перевал (мы его назвали
Божья Коровка — эти создания сопровождали нас всю дорогу и даже в ледовой
зоне). Собираемся на узкой площадке. Это не слишком удобно, посему выходим
по очереди с 09.00. Все в снегоступах. Я прохожу повешенную вчера веревку.
Следы делать надо заново. Потом выходит Володя и скрывается за перегибом.
Крутизна 35-40. Дальше вверх я прохожу еще веревку, но тут страховка уже не
нужна.

Внизу перевал Божья Коровка.

Подходит Володя и так, меняя друг друга на тропежке, мы выходим на
снежное поле уклоном в 15-20 градусов на высоте 5300. Толик и Давид подходят
чуть позже к 12.00. Толик предлагает переночевать здесь и завтра пересекать
плато к югу от в.6435. Вытаптываем площадку и располагаемся. Связи пока нет.

28 июля

Ночью немного шел снег, дул ветер. Была слабая гроза и рокотал крупный
обвал с 6435.

Толик проснулся в 4 часа, сделал манку и в 6.55 мы вышли.

С запада к Победе приближается фронт. Времени у нас немного. Мы
двигаемся в связках. Ступени, плотный лед 35-40 градусов. Работаем все. При
обходе ледового разлома перед выходом на гребень, спускающийся с 6435 и
отделяющий нас от плато возник лед. Погода уже портится. Гребень на высоте
5600 мы пересекли уже в отсутствии обыкновенной видимости и спускаемся на край
плато ближе к ледопаду, ориентируясь по направлению скатывающихся из под ног
снежков. На высоте 5510 уже в молоке ставим временно палатку и пережидаем.
Если стихнет, то пойдем дальше. Нет — останемся. Ребята уселись за
преферанс. Идет мокрый снег и дует ветер. В начале 6-го ветер разгоняет
тучи и все внезапно открылось. За нашей спиной плато, постепенно
повышающееся в сторону взлета перевала на Томур (на запад). Справа (с
севера) пик Кошкар с ледопадом на высоте около 6000 и гребнем с выходами
скал. С другой стороны (с юга) пик 6050. Внизу виден провал ледопада и
гребень отрога с интересующей нас седловиной. Все очень прекрасно в зимних
тонах. Под вечер удается связаться с Москвой!

29 июля

Встал в 4 утра. Подогрел чай. Вышли мы 6.30. Виды вокруг зимние. Идут
два фронта. Один верхний выглядит как зимний. Второй более низкий и обыкновенный.
Любуемся пиком Военных Топографов с 2-мя южными контрфорсами. Хорошо
смотрится пик 6571 на востоке. Двигаемся (в снегоступах) вправо под
разломами на склоне вершины 6050. Затем влево и вниз. Входим в ледопад. Он
сильно засыпан. Скоро вешаем веревку на катапульте через сброс и перемещаемся в
правой по ходу части ледопада.

Через сброс (д.Л.).

На питье чая останавливаемся в 10.00. Сбросили уже 400 метров. Жарко.
Все выше и ниже нас затянуло облаками. Над нами же светит солнце. После
спуск идет сначала прямо вниз. Затем направо ближе к склонам. Для этого мы
подходим к громадному сераку.

… мы подходим к гигантскому сераку

Из-под него, по склону без трещин, выходим в кулуар со следами лавин и
обвалов, спускающийся сверху из под 6050, вдоль правого борта ледника.

Вниз…

Быстро пересекаем большой обвал и правым краем кулуара выходим на
ледовые террасы над главным руслом ледопада. Террасы существенно приподняты
и мы стали искать отсюда выход в главное русло. В 6 вечера (3 часа от
обеда) после аккуратного траверса не слишком безопасных склонов мы
спустились прямо под взлет завтрашнего перевала. Здесь ровно. Тихо. Внизу
облака. У Володи разрушилась кошка.

Ледопад, пройденный нами с взлета Уютного.

30 июля

Вышли в 06.40 утра. Небо ясное. Подошли под взлет по лавинному конусу.
Перехожу небольшой бергшрунд и в метрах 20 выше кручу первый бур. Крутизна
40 градусов первоначально. Прохожу веревку от бура вверх. Вторую веревку идет
Володя, срывается и немного повреждает (растяжение) ногу. Удерживается он на
промежуточном буре. Потом уходит вправо уже непосредственно в перевальный
кулуар (куда мы ему и рекомендовали двигаться до срыва). К нему подходит Толик,
уходит дальше и делает хорошую станцию у выхода скал на правом (ор.) борту
кулуара. Дальше идет Володя. Лед тяжелый и он не проходит веревку до конца.
Кончились буры. Подхожу я и прохожу метров 30 и выхожу наверх. Есть натечка,
но много и перекристализованного снега, особенно под самой седловиной. Так
что приходится прокапываться. Наверху загоняю ледоруб. Седловины как таковой
нет, но для нас места достаточно. Рядом (слева) уже нагретые скалы. Прямо
вниз вроде есть спуск, но просматривается не до конца. Подъем занял 4 часа.
Съели козинак. Перевал назвали Уютным. Такие у нас чувства и от места и от
нынешнего дня. Толик уходит первым вниз и спускает лавину свежего снега.
Она с шуршанием уходит вниз и скрывается за перегибом. С перевала видны
осыпные склоны слева по ходу. Чтобы туда попасть, надо пересечь несколько
кулуаров.

Первая веревка идет отвесно вниз. Вторая веревка уже влево по ходу
на край снежного в верхней части кулуара. Здесь точка страховки на ледорубе.
Я иду дальше вниз. Под снегом лед. Появляются отдельные камни. Делаю
страховку на ледобуре. Затем опять вниз. Вешается петля за камень. Ухожу из
кулуара влево в направлении следующего. Петля за камень. Подходит Толик и
уходит дальше влево вдоль скал на гребень (5 веревка). Здесь все собираемся
и уходим в связках на смежный гребень по снегу и камням. Пересекаем еще
один кулуар в его вершине под скалами и, пройдя по снегу, попадаем на тот
кулуар-склон, который доходит до ледника без особых сбросов. Единственный
сброс в верхней части кулуара обходим по боковому гребню. Теперь только вниз
по камням. Поджидаем перед началом последнего на сегодня спуска ребят. У
Володи сильно болит нога, и он немного отстает. Спускаемся по большим камням
вдоль ручья, выходим на мелкую щебенку и снежники и попадаем на морену.
Спуск с перевала занял 4.5 часа. Мы сбросили 450 метров (4800-4350). Сидим и
ночуем под огромным камнем, вокруг которого текут ручьи и есть существенное
нависание. Мы решили заночевать здесь без палатки.

Ночевка после Уютного.

Взгляд на перевал устрашает. Все кулуары и распадки, кроме последнего,
обрываются 200 метровыми скальными отвесами с водопадами.

Перевал Уютный с морен ледника.

Хорошо видна наша седловина и наш путь. Впечатляет. Равно как и весь
цирк. Простых перевалов нет. Темнеет и мы укладываемся. Я стараюсь безуспешно
дозвониться в Москву. Вокруг журчат ручьи. Около полуночи пошел снег и наш
навес стал подтекать. В результате все подмокли, особенно Толик. Не помог
даже полиэтилен.

31 июля

Встали как обычно. Погода пасмурная. Нога у Володи пока не проходит.
Одели снегоступы и пошли с Толиком вниз топтать тропу. Ледник ровный, трещин
почти нет. У противоположного склона глубокие следы свежих сырых лавин.

Лавины на леднике «уютный».

Попутно вычисляем и оцениваем седловины, соединяющие с Сайлыксу. За 1.5
часа сбросили 250 метров. Ребята идут тише. Володя разгружен. Светит и
пригревает солнце. Еще через 40 минут подходим к началу крутого падения
ледника. Здесь появились отдельные трещины. Еще раз посматриваем на
седловины в гребне на другой стороне ледника. Они уже начинают затягиваться
туманом. На высоте 3900 развязываемся. Снегоступы сняли еще раньше на высоте
4100. Попрощались с ребятами и ушли вниз, чтобы до обеда успеть сходить за
оставленной в устье смежного притока, заброской. Немного проходим по льду
ледника, а потом переходим на морены левого борта и спускаемся по камням
вдоль реки, вытекающей из-под ледника. Спуск тяжелый, особенно в нижней
части. Местами с легким лазаньем. За 1 час сбросили 400 метров. Оставив свои
вещи, отправились за заброской. Дошли до нашего бывшего лагеря за 40 минут,
обратно дорога заняла 25 минут. На заброску немного наехал камень и
незначительная ее часть была потеряна. Ребята уже внизу и мы все вместе
обедаем. Рассиживаться нам не пришлось. Начался монотонный мелкий дождь. Шли
вниз в базовый лагерь теперь по правому (ор.) карману. Этот путь много более
плавный и вполне явный по сравнению с выбранным нами с Толиком вначале
похода. Он занял около 2 часов. (толик — 2, я — 2.10, Давид 2.25).

01 августа

Весь предыдущий вечер и ночь капал дождик. Встал в 5 утра и сходил к
ручью за водой. На склоне уже покрикивают кеклики. Все затянуто низкой
облачностью. Чуть выше нас на скалах выпал снег. Есть чувство, что завтра
будет хорошая погода, а сегодня просто пасмурновато. На моренных возвышенностях
довольно богатая растительность. Много цветов, есть кустарники. Летают
птицы. Где-то над нами грохочет время от времени камнепад. К 3 часам дня из
долины стал вверх подниматься туман и заморосил дождик. Утром вместе со
стадом коз нас проведали 2 киргиза. Сторговать барана за баксы у них не
удалось. Залегли в палатку и отдыхаем. Вечером из сухой арчи и веточек
развели огонь. Долго беседуем. Ночью проливается сильный дождь.

02 августа

Утро ясное. Не работают оба примуса. Долгий ремонт и выходим в 8.00.
Минут за 15 спускаемся на ледник и делаем заброску. Начинаем пересекать
ледник в направлении зеленого правого кармана восточной ветви Чон-терена.
Идем определенное время вдоль русла сейчас высохшей реки с большим числом
водорослей. Ледник пересекаем без особых трудностей менее чем за час и начинаем
подъем по карману. Карман довольно симпатичный с плоскими полянами. Есть цветы.
Сейчас здесь сухо. (1 час от спуска на ледник).

В кармане восточной ветви Чон-терена.

Цветы.

Продолжаем подниматься по карману, завершающимся скальными выходами.
Прошли мимо места, где ребята по конгломератному склону во время заброски в
начале спустились на ледник. Вполне приемлемо, но Толя идет дальше и не зря.
В самом конце кармана перед скалами уже на нежном конгломератном склоне с
выходами камней отыскивается довольно комфортный спуск на ледник. Протяженность
склона 70 метров, крутизна 40 градусов.

Ледник также поджат белыми скалами. Тут же и кулуар, в боковой части
которого летят камни. Я спрашиваю Володю, где они шли. Он говорит, что здесь
- камни проходят сбоку. Толик полез на скалы. Я двинулся следом за Володей.
Давид спустился на ледник раньше нас и идет ниже ближе к центру ледника.
Вдруг прямо на нас, крутясь, идет по склону большой камень. Володя в 2
прыжка уходит в сторону. Камень идет не по прямой, меняет направление. Я
прыгаю вправо. Камень сместился и продолжает наворачиваться на меня. Ухожу
влево и поворачиваюсь спиной, чтобы сбежать по склону вбок. Чувствую, как
меня вместе с рюкзаком приподымает в воздух. Камень проходит подо мной. Я
сижу на склоне, немного ошалевший. 2 ссадины на левой руке и сломанная
лыжная палка. Отошел вбок. Ко мне подошли Давид и Володя и сделали
перевязку. Толик, что-то орет сверху и скидывает веревку. Подымаемся на
мраморные немного зализанные лбы и выходим в продолжение правого кармана
ледника. С рюкзаками здесь лучше подстраховаться, а при движении вниз просто
необходимо повесить веревку. Можно было бы и пройти все по леднику, более
неровным путем. Весь дальнейший день идеи о камне. Адреналин еще не вышел.
Идем дальше вверх сначала по карману, а затем по краю ледника. Движение
плавное, хотя прыжков по камням хватает. Переходим крупный правый приток с
ручьем и Давид забирает вверх по склону. Немного набрав высоту, мы попадаем
в отличный зеленый карман с озером с полосчатыми берегами и видами на
юго-западную и южную стены пика Военных Топографов. Впечатляет. Виден
ледопад, ведущий к перевалу Чон-терен.

Нижний ледопад и Пик Военных Топографов.

Просматривается обход ледопада слева по ходу с выходом на скальный
ригель. Через ледник наблюдаем возможный простой перевал, соединяющий с
ледником Киче-терен. Возможно именно через него мы будем возвращаться.
Встали сегодня в 15.00. Обедаем и отдыхаем. На северном берегу озера на
гигантской глыбе складываем большой тур. Володе удалось дозвониться в Вильнюс.
Мне удалось сказать лишь пару слов. Мы опять попали в зону действия
Глобалтел.

03 августа

Ночью пролился дождь. Выходим в 06.25. Проходим еще 1 км по зеленому
карману. Затем комфортнее идти ниже по карману ледника. За 1.35 доходим до
крупного притока справа (ор.). В его верховьях широкий снежный цирк с
перевалом на Западную ветвь ледника Чон-терен. Западные склоны перевала мы
уже видели в 1-ом кольце. Здесь начинается еще один зеленый карман. Мы
рассматриваем трудные и несложные седловины (от 3б до 3а), ведущие на
Киче-терен.

Левый борт Чон-терена.

По последней траве идем минут 45 мимо прозрачных ручьев и небольших
озер.

Последнее озеро. Пик 6747.

После спускаемся на ледник и идем по открытому льду (45 минут+30 минут)
к началу осыпного склона (4000), позволяющего обойти нижний ледопад
Чон-терена. Перепрыгиваем через неширокие трещины. Подъем по осыпям и в
конце по снегу на макушку ригеля (4255) занял более часа. Здесь нам попалось
примечательное горное растение. Я вспомнил, что лицезрел его в 1993 году в
горах Южного Джунгарского Алатау у границы с Китаем.

Старый знакомый.

С Восточной Победы сходят две мощные лавины.

Лавины с Восточной Победы.

Я иду в конце плохо. Похоже, вчерашний камень еще не выветрился. Решили
стать на сухой площадке ригеля (4200) и дать мне возможность отойти. Отсюда
замечательные виды на ленту ледника Чон-терен.

Лента ледника Чон-терен.

С Восточной Победы продолжают сходить лавины. Может и не зря здесь
стали. Дальше только снег.

04 августа

Выходим в 06.20. Поднялись по осыпи. Связались и одели снегоступы. С
юга с раннего утра идут тучи, и вскорости начинает сыпать снег и исчезать
видимость. Мы пробиваемся вверх, обходя трещины. Видимость практически
исчезла и после неудачи с ходу разыскать проход через гигантский разлом падаем на
высоте 4730. Палатка засыпается снегом. При его стряхивании она просто
протыкается, как будто ткань совсем прогнила. Образуется огромная
расходящаяся дыра. Мы спешно зашиваемся. Толик извне, я изнутри. Погода не
улучшается. Толик дозвонился до Мала, я до Саши, Володя и Давид — своим
домашним. В просветах приоткрывается на время следующий подъем по леднику.

05 августа

Ночью дует ветер. С утра в разрывах открывается седловина перевала.
Первоначально она устрашает. Висят карнизы, крутой взлет…. Собираемся и
выходим. Как и ожидалось, проход через разломы обнаружился левее ближе к
центру ледника. Начинаются большие снежные поля. Пушистый поутру снег
становится вскоре липким. По пути пересекаем большой свежий лавинный конус с
Восточной Победы. Уже идется медленно. Тяжелый мокрый снег налипает на
снегоступы. Толик дважды налетает на меня с упреками в неспешной ходьбе. К
12.00 мы выходим в верхний цирк перевала на высоту 5120. Отсюда
просматривается путь подъема на седловину перевала слева по ходу в обход
нависающих карнизов. По крутому льду обязано быть около 4 веревок. Здесь
высоко и мы решили не рисковать с порванной палаткой и Давид с Толиком
начинают копать яму.

Обустройство ночевки под перевалом Чон-терен.

Мы с Володей топчем следы до высоты 5200. В этот момент с Восточной
Победы сходит коллосальная лавина как раз по конусу, который мы пересекали
пару часов назад! Возвращаемся и включаемся в обустройство ночевки. Сверху
яма прикрывается палаткой. Здесь уютно. Под вечер начинает дуть ветер и
поднимается низовая пурга, портящая мое дежурство на улице. После нескольких
просьб ребята освобождают место и запускают меня под полог. Ужинаем и спим.
Весь день над нами юго-западная стена пика Военных Топографов.

Стена пика Военных Топографов.

06 августа

Вышли в 07.05. Утро ясное. Начали подъем по вчерашним натоптанным
следам. После началась тропежка. Двигаемся в намеченном вчера направлении.
Дотропились до ледового разлома. Здесь закрутили бур и выпустили вперед
Володю в снегоступах. Крутизна 35-40 градусов. Володя вколотил ледоруб и
прошел вверх еще 15 метров и остановился. Здесь уже надо переходить на
кошки. Я прохожу до трещины и кручу бур. Подходит Володя и выпускает меня
дальше. Я прохожу под ледовым разломом влево метров 20, перелажу через
бергшрунд и прохожу вверх по жестковатому 50-ти градусному льду еще метров
5. Понимаю, что здесь одного ледоруба в руках маловато. Закрепляюсь и
выпускаю Володю, отдав ему свой ледоруб. Он уходит выше с двумя
инструментами и крутится у выхода скал. Я подхожу, оставляю рюкзак и ухожу
вверх на 50 метров. Крутизна в целом та же. Есть отдельные участки под 55
градусов. Поднимается Володя и Толик, а я спускаюсь за рюкзаком.

Подъем к перевалу Чон-терен (д.Л.).
portret

Володя идет вправо траверсом к ледовому разлому на гребне. Мы
собираемся далее пройти под разломом и выйти на перевальную седловину по
гребню хребта. Когда я поднялся, Володя уже завершил тяжелый траверс.
Веревки не хватило и приходится надвязать веревку, чтобы выйти прямо под
разлом, где можно всех принять. Вторым идет Толик и крутит на повороте вверх
промежуточный бур. Последняя веревка идет вправо вдоль разлома и выводит уже
на снежный склон над перевалом. На перевал спускаемся по глубокому
крупчатому снегу. Здесь дует сильный ветер. За перевалом Высокий выглядывает
Хан.

На седловине Чон-терена.

С Победы рвутся снежные флаги. Толик успевает разведать спуск. Идем в
связках, спускаясь по крутому склону чуть ли не по пояс в снегу. Переползаем
через один небольшой берг и, далее двигаясь чуть вправо и, одев снегоступы,
через пару часов выходим на плоские поля верховий Звездочки.

Берг на спуске с Чон-терена.

По пути прошли мимо связки красных флажков, несомненно юдинских. На
Звездочке угадываются остатки тропы. Погода здесь за перевалом удивительно
ясная вплоть до вечера. Володя готовит ужин.

07 августа

Вышли в начале 8-го. Сегодня я замешкался со сборами и Толик убежал
вперед вместе с Володей. Я остался с Давидом и пошел в его темпе, чуть более
неспешном. В результате мы нарвались на раскисший снег.

Утро в верховьях ледника Звездочка.

Вначале шли по остаткам тропы новосибирцев, отмеченной вешками. После
пика Лавинный вешки пропали. Толик дунул прямо в сторону ледопада под
перевалом Дикий, где обязана возникнуть альпинистская тропа. Тропа
обнаружилась, но снега много и глубокие дыры встречаются и прямо на тропе.
Из-под самого Дикого сходят лавины. Заметили несколько одиночных фигур,
идущих вверх. Толик с Володей терпеливо нас дожидаются в спокойной, открытой
части ледопада. Наливают остывший суп и убегают. До Мала еще 2.5 часа. Тропа
петляет среди разломов. Вокруг замечательные озера с голубой водой. Уже
внизу ближе к устью тропа переходит на морены и доходит до 1-го
(валиевского) Мала. Здесь в большой палатке с прозрачными пластиковыми
окнами — базе команды Юдина — нас поджидают Толик и Володя. Сам Юдин ушел
наверх в сторону Хана. На перевале Чон-терен у них захворал оператор, человек
не очень опытный и скончался в клинике от отека легких… Ребята подавленные.
Прощаемся с новосибирцами и идем в лагерь Бирюкова. Нас встречает Миша и
Валентина и дают палатку. Кормят ужином. Наши соседи за столом —
юные ребята из Дрезденского института. Они проводят уточнение карты
района. Ребята любимые. У одного из них волосы заплетены в косы и окрашены в
красно-фиолетовые цвета (себастьян Вальтер). Другой — Пауль — хорошо
говорит по русски. Он родился в Москве и оказался сыном популярного мне по
подготовке к путоранскому походу 1988 года лыжного руководителя — Рудольфа
Засса. В другой палатке сидят Слава Скрипко и кто-то из Федерации альпинизма
и скалолазания Москвы. Они пытались сходить на Победу, но пока очень снежно.
Какой-то мужик из Ленинграда. Судя по всему, много где побывал, но не
представился (николай Тотмянин). Вечером Толик много поет под гитару,
которую захватил у новосибирца Димы. Сидели довольно сердечно. Связь по
спутниковому телефону здесь отличная.

08 августа

День в лагере Бирюкова прошел в разнообразном трепе и решении насущных
проблем. Рассмотрев все имеющиеся здесь предложения, решили приобрести
в обмен разрывающейся палатки палатку Red Fox за 225 баксов и перейти на
газовые горелки. Толик показывал отснятый материал Славе Скрипко и
бирюковским ребятам. Всем понравилось. Я и ребята чинили снегоступы.
Были и звонки в Москву. Погода была обыкновенная, но под вечер снизу по долине
Иныльчека стал подыматься туман. Иностранцев здесь немного. Помимо немцев
еще англичане и турки. Завтра выход.

09 августа

Вышли в 7 утра. Идем сначала по тропе от лагеря на левобережной морене,
потом выходим на ледник. За 3 перехода дошли до поворота в верховья Южного
Иныльчека. Погода с утра ясная. Слышно гуденье вертолета — сегодня должен
прилететь Бирюков. 3-й переход по леднику идем по остаткам чьей то тропы.
Вообще на леднике пусто. Тропа пошла куда-то дальше, а мы повернули направо.
Хан и пик Чапаева в облаках. Открывается седловина перевала Иныльчекский.
Открылся и ледник Разорванный с Западным Шатром. Вспоминается 1991 год.

Ледник Разорванный и пик Западный Шатер.

Тропежка пока умеренная. Впереди великаном громоздится пик Военных
Топографов. Справа — снежные ребра Ак-тау.

Пик Ауэзова.

Становимся на обед в 12.30, немного не доходя (как нам кажется)
поворота к нашему новому перевалу. После обеда прошли 3 перехода (один
неполный) и стали напротив пика Погребецкого в 17.30.

Пик Погребецкого.

Погода тихая. За седловиной перевала Высокий встает Восточная Победа.
Володя обращает наше внимание на ледовый обвал в ледопаде Высокого.

Лавина под перевалом Высокий.

Отсюда ничего не слышно, но сыпет там довольно. Мы же обживаем новую
палатку. Она вполне комфортная.

10 августа

Толик встал в 3 утра и начал готовить завтрак. Вышли мы в 5. Наст
замерз. Ясная тихая погода. Мы уверенно топаем и набираем высоту.
Непосредственно под взлетом на высоте 5150 оказываемся через 4 перехода.
Начинаем подъем. Небольшой дугой сначала направо, а потом чуть влево
подходим под берг. Тут маленький навесик. У меня перелезть с рюкзаком не
выходит и я выпускаю Толика. Он переходит и пропадает выше за перегибом
склона. Здесь перила. Дальше проходим в связках под еще один засыпанный
берг. Оттуда по постепенно выполаживающемуся склону на седловину. Идется уже
тяжело. Снег проваливается. Я выхожу последний. На перевале 5290 мы в 12.00.
По всей протяженности перевального гребня в восточную сторону свешивается огромный
карниз. Толик готовит обед и делает разведку. Дует западный ветер и при том
душновато. Я даже немного «поплыл», но под рюкзаком все прошло. Мы
поднимаемся по перевальному гребню на север, пока, идущий первым Толик не
доходит до места (5350), где карниз практически сходит на нет, а ниже видно
ребро, отмеченное и на наших картах.

Начало спуска Д.Л.).

Веревка крепится на ледорубном кресте. Первым спускается Володя. Затем
спускаюсь я и закрепляюсь под самым карнизом, вкрутив бур в молодой лед,
чтобы принять здесь Толика.

Перила через сброс (д.Л.).

На этой «страховке» вниз и чуть вправо к ребру уходит Володя. Там уже
хороший лед. Внизу прекрасной лентой извивается Тугбельчи.

Лента ледника Тугбельчи

Видны и снежно-мраморные шеститысячники в восточном продолжении хребта
Тенгри-таг и пик 6342 в притоке Тугбельчи. Наша следующая седловина на
Кичи-терен скрыта. Виден и поджидающий нас ледопад. Вниз, вниз…. Идет
работа. Первым идет Володя, замыкает Толик. Я за Володей. Давид подносит
вспомогательную веревку. После 7 веревок по льду (местами крутизна больше 60
градусов) начинается глубокий снег и мы идем уже в связках. Вываливаемся на
верхнее плато к 8 вечера. Я спустился первым и утоптал площадку. Здесь пока
еще покато. Ребята в палатке, я готовлю снаружи. Высота ночевки 4780.

Седловина перевала с промежуточного плато.

11 августа

Я проснулся в 3.30. Медленно собирался, и завтрак стал готовить к 4-м.
Вышло солнце и осветило нас и склоны вокруг нас. Мы разделились на две
двойки и отправились просматривать пути спуска. Толик прямо вниз к
седловинке в восточном краю плато рядом с типичным скальным останцем. Мы
же пошли по линии стекания плато на юг. Обнаруживается, что здесь плато
подпирается скалами. Все это можно обойти под склонами пика Дружба, но
оттуда сваливаются обвалы, перекрывающие все русло ледника. У ребят разведка
успешнее.

Разведка спуска с плато.

С «их» седловинки идет вниз снежно-ледовый кулуар, спускающийся к краю
ледопада, впадающего в приток Тугбельчи уже ниже устья того ледника, на
котом мы сейчас находимся. Собираемся и подходим к седловинке. Толик
складывает тур и предлагает назвать, пройденный нами накануне перевал именем
и в память Валерия Хрищатого, который по всей видимости первый проходил
через седловину перевала при траверсе от Победы до Хана. Мы все соглашаемся.

Вид на шеститысячники северного борта Тугбельчи.

От скального останца ниже метрах в 15-ти начинаем вешать. До выхода на
скалы с осыпью в левом борту кулуара провесили по льду 5 веревок.

Спуск в рантклюфт.

Здесь развязались и спустились по скалам до лавинных выносов. Здесь
опять связались и вышли в рантклюфт ледника.

В рантклюфт.

Тут неуютно. Того и гляди, прилетит что-нибудь сверху. Толик предлагает
забраться на ледник, спускающийся сверху слева по ходу. Он залазит с двумя
фифами. Потом выхожу я, Давид и мы вытаскиваем рюкзаки. Обедаем в 12.00 в
спокойном месте на леднике. Выходим с обеда в связках.

В верховьях ледника Тугбельчи.

К 15.00 попрыгав через трещины, пройдя мимо красивых ледовых
ручьев-водопадов, подходим уже по моренам правого борта до слияния с
притоком Тугбельчи, в верховьях которого расположен необходимый нам перевал на
Кичи-терен. Монументально смотрятся пик Дружба, ледопады с перевала
Пржевальского и гиганты северного борта Тугбельчи. Над противоположным
бортом ледника пролетает орел. Видна его большая тень, скользящая по
моренам.

Правый борт Тугбельчи

Мы разбрасываем вещи на камнях. Здесь тепло и тихо. Прилетела одинокая
бабочка. На плато нашего очередного перевала ведет сильный ледопад, который
вроде идется по центру.

Ледопад первого правого притока Тугбельчи.

Похоже, что здесь более сухой климат, чем на Иныльчеке или Чон-терене.
Ледник весь в огивах и кальгаспорах и достаточно скоро покрывается моренным
чехлом. Похоже, что мы здесь 1-ые. Вечером дозвонился до Оли. Европу
заливает дождями.

12 августа

Первой из вершин осветился Восточный шатер. Вышли как обычно. За
переход подошли под ледопад и начали подъем. Лидирует Толик. Я иду вторым с
ним в связке. Вначале все шло ничего, потом начались лазанья.

Начало прохождения ледопада.

Пока еще все просто (д.Л.).

Пошли и трещины. После прохождения одного «тонкого» места на перегибе
ледника в 11.30 мы стали на обед на ледовых обломках в «большом разломе»
ледопада.

В «котле».

Проход возможен слева. Пригревает солнце. Высота 4250. Видны пласты
старого льда. После обеда легче идти не стало. С запада пришли тучи. Небо
затянулось. Нам отсюда видно, как хмари висят над цирками северного склона
Тугбельчи. Забавно лицезреть отсюда ощетинившиеся кальгаспорами ледники. Где-то
в скалах кричит птица. Масштабы ледопада впечатляющие. Такого мы еще не
ходили. Нависающие вышки самых различных форм. Внутренние сумрачные поверхности
ледниковых гротов. Ажурные конструкции…. Впереди в основном идет Толик. Он
уверенно проходит сомнительные мостики, прыгает через трещины и лезет на
сераки. Ну и мы повторяем то же следом.

Ищем путь (а.Д.).

Часто приходится лезть на передних зубьях. Потребовалось повесить одну
веревку. Она шла с перегибом, так что, когда я пошел вторым, то не выбрал ее
всю и повис на перилах. А вскорости рядом с перильной веревкой упал
сомнительный серак. Володя был в стороне и его не зацепило. Постепенно мы
перемещаемся к правому (орографически) борту ледопада. Движение завершили в
18.40. Из ледопада не вырвались, хоть и кажется, что конец близок. Ясно, что
мы прошли некий перегиб всего тела ледопада и вышли на его «более пологое»
течение. Ночуем … сложно сказать, что это — блок, серак? Площадку мы
оборудовали. Ближайшую дырку засыпали кусками льда. Места под палатку
хватило. Дежурит Давид. Начал сыпать снег.

13 августа

К утру нападало 15 см. Опять в скалах раздавалось карканье. Легкий
туман. Солнца пока нет. Вышли в 8.20 и сразу же пошли ажурные конструкции,
мостики, прыжки. Через одну такую трещину мы сочли за благо отдельно
переправить рюкзаки на веревке. После последовал спуск с перилами в большую
трещину и выход в рантклюфт. На вылаз из ледопада у нас ушло 1.5 часа. Потом
пошли по склону в направлении правого (ор.) притока. Здесь я, идя первым,
ушел в трещину с головой. Ребята быстро помогли выбраться. После мы
спустились на тело ледника и отобедали (еще через 1.5 часа). Пошли в
направлении ледопада и сразу стали проваливаться. Одели снегоступы и пошли.
Идется нормально. Это уже не та каша из сераков и обломков, что было раньше.
На коротком участке вновь одели кошки и вылезли на почти ровную
«снегоступную» дорогу. Ледник раскрывается. Перед нами большой разлом,
который можно пересечь, спустившись на его дно. Дальше видны длинные
поперечные трещины. Весь день видимость ограничена. Встали в 18.30. Стало
холодать. Завтра возможно подойдем (и пройдем перевал).

14 августа

С утра ветер со снегом. Вышли в 8.20. Видимость 300 метров. Основная
линия движения направлена к правой по ходу части ледника. В начале движения
(иду первый) проваливаюсь. Уже при подходе к снежному мосту, отделяющему нас
от выхода на совсем ровные поля проваливаюсь еще раз в замаскированную
продольную трещину. Ребята помогли выкатиться из трещины. Вперед пошел
Володя. Он также пытался провалиться в ту же трещину в ее более мелкой
части. Протропил еще 2 перехода вперед. Дует сильный юго-западный ветер.
Переходим последнюю дыру и перед нами только ровные снежные поля. Погода,
однако, не улучшается. Последний переход в быстром темпе проходит Толик.
Становимся. Строим под ветром снежную стенку. Ставим палатку. Высота 4880.
Видимости нет.

15 августа

С утра дует ветер тише, но видимости как прежде нет. В районе 12 часов
небольшое просветление. Выглянул перевал. Грело солнце. Но потом все
скрылось и продолжилось с меньшей напряженностью. Толик успел увидеть
седловину, ведущую на это плато из верховий Южного Иныльчека. Она явно не
труднее 3а. Так, что можно захаживать сюда после перевала Высокий.

16 августа

Ночью разразился снежный ураган. Все стихло под утро. В 3 часа ночи
непрерывное молоко, но к 6 все открылось, и мы стали собираться. Выходим. Снега
много. Тропим в снегоступах, попарно сменяясь. Перевал постепенно «ложится».

Перевал «ложится».

В конце концов, взлет сводится к небольшому карнизу и перилам 20
метров. Под перевалом небольшое плато. Высота 5200. Ледник плавно уходит
вниз. Идем первоначально в снегоступах. Сбросив немного высоту,
останавливаемся. Дальше надо выбирать — между движением по линии падения
воды или сбоку. Впереди перегиб ледника. После разведки выбирается спуск в
левой части. Ледник обрывается мраморными сбросами, так что прямой спуск
нереален. Мы уходим в желоб у левого борта. Собираемся пересечь желоб и
спускаться по скалам. Пока все спокойно. Я успеваю пройти вслед за Толиком 2
веревки и уйти влево по ходу из желоба. Ждем ребят. Они задерживаются со
спуском. Желоб крутой. Лед там жестковатый.

Рядом желоб.

Ребята начинают спуск и в это время сходит первая лавина. Ее первым
замечает Володя и кричит нам. Она успевает скинуть Давида, завершающего
спуск по 2-й веревке. Он выкарабкивается и распутывает веревки. Володя пока
в зоне безопасности. Он стоит на ледовом выступе в метре от страшного желоба.
Толик уходит пока дальше вниз влево в сторону от желоба. Делает перила на
скальном крюке и уходит дальше. Скалы — честно крутые белые лбы. Я
подхожу к скальному крюку и собираюсь уходить дальше вниз, дождавшись
Давида. Лавины усиливаются. Мы уже все слышим их шуршание в верхней части
желоба. Их объем увеличивается, и они уже не вмещаются в желоб и уходят с
оглушительным гулом вниз, разбрасывая куски льда в стороны. Во время прохождения
лавин я прижимаюсь к склону, стараясь скрыть голову рюкзаком. Куски льда с
одного из таких паровозов бьют с двух сторон по ступне правой ноги. Резкая
боль. Немного подташнивает. Идти трудно. Можно ставить ногу только
перпендикулярно к склону. Подхожу вниз к Толику. Он старательно осматривает
ландшафт вокруг. Вроде внизу есть, что-то похожее на площадку. События
продолжают совершенствоваться. У того скального крюка, на котором побило меня, с
Давида лавина срывает рюкзак. Мы с Толиком замечаем вещи, разбросанные внизу
на леднике. Володя уже спустился и пересек желоб и готовится идет дальше
вниз. Его срывает с перил. Он смог задержаться. Гнется вырванный ледобур.
Сбрасываемая Володей веревка запутывается. Все застопоривается. Володя
вынужден наверху самостоятельно выкручиваться из ситуации. По веревке ему
передают крюк и он делает себе точку страховки. Толик спускается вниз по 5-й
веревке, на кажущуюся отсюда снежную площадку среди скал. Конечно, площадки
нет. Это просто толстый пласт снега на менее покатом скальном выступе. Все
живые собираемся здесь в полной темноте. Устраиваем сидячую ночевку. Веревка
закреплена за выступ — вмерзший в склон в контрупоре камень. Скальные крючья
практически окончились. Мы не предполагали длительных спусков по скалам.
Впрочем, на этих скалах трещин практически нет. Натопили немного воды, съели
печенье, сыр и колбасу. Тесновато и я полночи практически вишу на склоне на
самостраховке, засунув ноги в спальный мешок, потом забираюсь на свой рюкзак
и пережидаю (передремываю) полусидя. Ночью звезды, луна, которая потом
скрывается за отрогом.

17 августа

Утром собираемся. Толик уходит по веревке вниз. О радость! Следующая
веревка также крепится на «выступе» и выводит уже на снежно-фирновый склон,
по которому можно спускаться индивидуально.

Спуск со сбросов перевала Тугбельчи.

Желоб молчит. Толик быстро сбегает вниз и собирает вещи Давида,
разбросанные на лавинном конусе. Удивительно, но удалось собрать большую
часть. Все, кроме одной горелки, одной кеды, сахара и нескольких
баллонов газа, включая и сам рюкзак. Разглядываю ногу. Она вся раздулась и
почернела — сплошная опухоль. Ботинки у меня обычно с запасом, так что
влазит. Мы собираемся, связываемся, обуваем снегоступы и идем вниз по
леднику. Тем временем освещается солнцем сброс ледника, по которому мы
спустились и начинают грохотать лавины. Пока в западной части. Желоб еще
молчит. Спускаемся в снегоступах влево по ходу, обходя небольшой ледопад.

«тугбельчи».

Потом быстрый спуск по лавинному конусу в обход ледовых лбов и выход на
морены. Ребята убегают. Я иду довольно медленно. Некоторое время меня
поджидает Давид. Потом также уходит вперед. Встречаюсь с ребятами уже на
месте ночевки в великолепном кармане левого притока. Кричат улары. Толик
говорит, что видел следы медведя. Напротив через ледник — цирк с перевалами
на Чон-терен. По состоянию группы (не помят лавиной только Толик) принимаем
решение не переходить на Чон-терен а идти вниз по Киче-теренсу до
некатегорированного перевала в нижнем течении с выходом еще через один
перевал в Талак. Обед совмещаем с ужином и укладываемся спать. Прощай наша
заброска и мои новые трекинговые башмаки.

18 августа

С утра поднимаемся как обычно и выходим. Ребята уже бегут и меня никто
особенно не ждет. Встретимся на обеде. Я естественно быстро отстаю. Иду
один. Иногда попадаются следы ребят. Пересекаю левый приток Киче-терена,
спускаюсь вниз по карману и выхожу на белый открытый лед главного ледника.
Путь искать особо не приходится. Линия движения выбирается естественным
образом. То по открытому льду, то по моренным гребням. Прыжки через
небольшие трещины и ручьи. Время от времени подворачивается нога, и я падаю
на лед от мощной боли. Все время сзади видна стена пройденного нами
перевала.

Верховья Киче-терена.

Встречаюсь с командой на естественном месте обеда — в зеленом кармане у
крупного левого притока, сползающего с восточных склонов в.6571. Здесь
приятное озерцо с водорослями. Мягкая трава и цветы, а над притоком
доминирует примечательная треугольная вершина. Главная вершина (6571) скрыта
в тучах. Снизу дует прохладный ветер. Толик дозвонился до Саши и попробовал
ему передать, что мы спускаемся другой долиной. Он, правда, не уверен, что
Саша его до конца осознал. После обеда ребята убегают дальше. Сначала по
карману на ледник пересекать левый приток. Дальше предполагается, что мы
будем двигаться у левого борта и остановимся у языка. Быстро пересекаю
приток. По самому леднику идти уже нет желания. Это уже неровные
каменно-ледяные возвышенности с глубокими трещинами. Непрерывного кармана также нет.
Есть куски комфортные для хождения, есть не очень удобные. Высоко над ледником
виден зеленый гребень. Туда хочется залезть. Наконец он «опускается» и я
перехожу в него. Здесь множество мелких озер. Одно с бирюзовой водой красиво
подпирается скальным отвесом. Идти по гребню довольно удобно. Прошел более
километра — далее карман начинает пересекаться многочисленными выносами, и
я вынужден спуститься обратно по конгломератному склону. Тут, наконец,
появились следы ребят, давно уже пропавшие. Судя по карте, ледник уже
должен кончиться. Впереди на песчаной площадке вижу нашу палатку. Опять
вместе. Ребята также прошли по зеленому гребню. Скромный ужин и спать. Мажу
ногу мумием.

19 августа

Толик накануне сбегал вниз. До конца ледника не менее километра. Иду
медленно. От ребят отстаю почти сразу. Спуск в долину проходит по левому
карману. Он весь в моренных завалах. Последний перелаз через разломы льда и
выход на песчаную галечную равнину у языка ледника. Впереди виден каменный
вал, за которым прячется левый приток Киче-теренсу. Подхожу к валу — это
следы гигантского селевого выноса, уже покрытого юными березками и колющийся
кустиками травы. Стали попадаться следы коз. Видимо рядом люди. Внизу видна
зеленая долина Киче-теренсу. Переваливаю через вал и оказываюсь перед сильной
рекой. Замечаю и Толика. Ребята вышли к реке ниже и стали искать место
переправы. Мост обнаружился выше по течению — несколько бревен, опирающихся
концами на крупные валуны. Переходим мы приток вместе с Давидом. Напротив,
на гигантском камне сидит киргизский мальчишка. На каменистом спуске я со
своей ногой опять отстаю и после очередного подвывиха присаживаюсь
передохнуть. Сверху подходит ребенок и пожилой киргиз, пасущие стадо
ангорских коз. Они из кишлака Ак-булак в предгорьях. Предлагают мне
переночевать у них. Идут в моем темпе и время от времени указывают дорогу.
Это небесполезно. Тропа на очередном заросшем селевом выносе разбивается на
множество незаметных троп. Явной основной тропы нет. Постепенно мы забирается
вверх и подымаемся в долину левого притока к мосту. Приток бурный и мост
необходим. Наших ребят здесь нет. Они, судя по всему, просвистели мимо тропы
и где-то внизу в зарослях. Действительно внизу появился Давид и помахал
рукой. Ребята подходят сюда через час. Подходят еще киргизы. Кто-то
спрашивает паспорт. Отговариваемся — в Талаке говорим. Безуспешно пытаемся
договориться о лошадях вниз (до Талака). Удается выпросить одну лепешку.
Молока и айрана нет. Я оставляю им реп и пластырь. Распростились и пошли
вниз по тропе. Тропа спускается к реке, потом идет по галечной долине и
круто начинает брать вверх по саю. Входит в густой еловый лес, выходит на
луговины и спускается к следующему левому притоку с мостом. Дальше
заплутали мы все и, видимо, каждый по своему. Видимо после притока тропа
ушла вниз, но были и битые тропы прямо по склону. Сначала шлось нормально, а
потом начались многочисленные пересечения каменных завалов на крутых склонах
(более 1.5 часов), к счастью относительно улежавшихся. Я увидел тропу на
лесной поляне далеко внизу. Спустился и через 30 минут неплохой лесной тропы
был у костра. Толик мрачно сказал, что они тут уже 2 часа как сидят… Я не
очень поверил этой цифре. Может и так? Ладно. Рядом сай с ручейками. Есть
площадка под палатку. Видимо здесь ночуют киргизы по пути наверх. Мне
дежурить. Толик сказал, что пару раз видел наших детективов — мальчишек-киргиз
из верхнего коша, следящих за нами. Ночью светит полная луна.

20 августа

Утром я готовлю завтрак. У ребят состояние на марш-бросок. Делим
остатки перекусов и тройка исчезает. Я выхожу минут через 10 после них.
Особых подарков с тропой нет, но иногда приходится «читать» ее. Она
проходит через гигантскую поляну, рядом ручей. После идет по тенистому
лиственному лесу и выходит на луговины. Мне удалось сбиться лишь один раз.
На склонах кусты поспевшего шиповника. У бурного ручья с мостом, текущего в
глубоком, заросшем лесом овраге, меня позвали в кош с киргизской
ребятней. Айрана у них нет. Они угощают чаем и черствой лепешкой. Тут
внезапно обнаружился паренек из самого верхнего коша. Он сделал вид, что мы
незнакомы. Видимо, это один из наших сыщиков. Время идет. Солнце высоко.
Приближаюсь к тому месту долины, где должен был быть мост. На другом берегу
уже есть какие-то строения. Подхожу — лишь остатки бетонных опор. Иду
дальше. Еще остатки бетонных опор. Тропа идет дальше. Здесь и следы ребят.
Впереди вижу дорогу, поднимающуюся по склону. Подхожу. Строения, двор,
туалет. Переваливаю через отрог — да тут целый поселок. Здесь открыто
добывают бурый уголь. Вокруг китайцы. Дохожу до выездных ворот поселка.
Рядом стоит древняя грузовая машина. Возится пара китайцев. Здороваюсь
(нихау). Знаками выясняю, что ребята прошли мимо них по дороге. Подвезете
вниз. Они указывают — грузись. Кладу рюкзак на уголь и привязываю его.
Сажусь в кабину и мы едем вниз. Едем медленно. В кабине со мной 4 человека.
Через минут 30 подъезжаем к мосту на правый берег. Отсюда уходит сильная
тропа через отрог в долину Чон-терена. У моста сидят ребята. Мы
договариваемся, что я, приехав в Аксу, попробую выйти на связь с Сашей. Они
пока останутся здесь. Может, уйдут через перевал, может Саша сорганизует
выезд. Дорога красного цвета. Появляются и красные скалы с гротами. Много
раз переезжаем с берега на берег. Берега рек это старые моренные отложения
с гигантскими, торчащими округлыми глыбами. У слияния с Чон-тереном я снимаю
заключительный вид на пик Военных Топографов. Вскоре на целый час
останавливаемся на дороге. Впереди взрывные работы. Расширяют дорогу.
Небольшого роста ребята шпурят перфораторами отверстия под толовые шашки.
Перфоратор держат вдвоем — лучше один держит перфоратор, другой подпирает
перфораторщика. Закладывают шашки с электрозапалами. Рядом динамо-машина с
ручкой. Нас пропускают до взрыва. Впереди бюльдозер расчищает остатки
предыдущего взрыва. Кончаются холмы. Мы выезжаем на предгорную равнину,
усеянную отдельными огромными валунами. Почти сразу, вода реки ушла в канал
с выложенными камнями стенами. Ее сразу начинают разводить в разные стороны.
Множество регулирующих станций — распределительных узлов. Чуть ниже пошли
рисовые чеки. На юге, на горизонте сплошная линия тополей в районе шоссе. В
8 вечера я схожу с машины у поворота на шоссе. Ребятам в иную сторону. Мы
с ними тепло прощаемся.

Экипаж углевоза.

Солнце село и уже не так жарко. На перекрестке затихает небольшой
рынок. Слоняются люди. Я голосую. Через 5 минут останавливается спальный
автобус Урумчи-кашгар. В нем три ряда двухэтажных коек. Рядом с
водителем плотный человек средних лет. Немного разговариваем. Они едут на
какой-то религиозный праздник. Образно показывает, что с китайцы с
мусульманами в «контрах». С такими беседами с поминанием Чечни и, что
керестане (христиане) тоже люди я доезжаю до перекрестка за поворотом с
автострады на Аксу. Здесь огромное оживление и я, вскорости, усаживаюсь в
такси, выгрузившее здесь пассажиров. Аксу хорошо освещен. На улицах, как
впрочем, и в иных виденных нами местах Синьцзяна вечернее оживление.
Водитель не знает английского и отель Дружба — Freindship мы находим с
расспросами и не сразу. За проезд он, как и водитель автобуса взял доллары.
Я долго объясняюсь на приеме. В конце концов, из камеры хранения извлекается
моя сумка, где лежал ксерокс паспорта. По этой бумажке меня поселяют.

21-24 августа

Последующий день проходит в телефонных звонках. Про ребят ничего не
удается выяснить, но проявляется Миша (гу), который говорит, что Саша выехал
нас встречать. Лишь под следующее утро в моем номере появляется вся наша
команда. Времени немного и ребята быстро моются в душе. Они так и пребывали
в районе моста, пытаясь через проезжающих и проходящих передать информацию в
Талак. Там были и пограничники из Талака, заезжавшие сюда за углем. В то же
время Саша ездил на лошади к базовому лагерю на Чон-терене. Он так ничего и
не понял. Информацию передал лишь киргиз-пастух. Саша ночью с внедорожником
добрался до ребят… Обратно в Кашгар мы ехали вполне нормально и даже
сумели поспать в купе. В запасе еще один день. Саша ведет меня к китайскому
народному лекарю. В приемной идет прием сразу нескольких больных. Кому-то
ставят банки, кого-то массируют. Лекарь — пожилой сухощавый китаец. Он
сказал, что был в районе Томура в топографической экспедиции лет тридцать
назад. Он осматривает распухшую ногу, как-то ее массирует (сразу становится
тепло) и что-то вправляет. Боль частично исчезает и на ногу можно гораздо
легче становится. На следующее утро мне намазывают ногу какой то смолой и
туго бинтуют. Дополнительно рекомендуют принимать китайское народное снадобье
() для снятия гематом (надо сказать, что оно отлично сработало!). Уже в
Москве я пришел к Олегу Миленину. Он, глядя на снимок, сказал, что разрушина
таранная кость. Нынешнее состояние таково, будто перелом был месяц назад и
вполне безошибочно был поставлен. Спасибо народной медицине.

Ну а мы уже на перевале Иркештам и прощаемся с Сашей до следующего
года. Впереди еще небольшие приключения и трудности с вылетом, но это не так
уж и интересно…

Антон Чхетиани http://www.lib.Ru/alpinism/tianshan2002.txt


Горный туризм и альпинизм - лучшие туры

Знакомство с Кабардино-Балкарией.
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (353 голосов)
Loading ... Loading ...
Знакомство с Кабардино-Балкарией. Кавказ
Цена: 20000 руб.
Продолжительность : 6 дней.
Активное знакомство с двумя красивейшими ущельями центрального Кавказа! Чегемская и Черекская теснины – загадки для потомков и зрелище. Древние оборонительные и родовые башни горцев. «Город мёртвых», мумии долины Фырдык, сокровища и мудрость снежных вершин. Конные прогулки ...
Пешеходный поход по Крыму Партизанскими тропами
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (351 голосов)
Loading ... Loading ...
Пешеходный поход по Крыму Партизанскими тропами Крым
Цена: 4400 руб.
Продолжительность : 6 дней.
Километраж: 6839 км. Сложность: СреднийСимферополь - Перевальное - Красная пещера - Долгоруковская яйла - Курган Славы - р. Бурульча - плато Орта Сырт - Суат - плато Караби - Метеостанция - Б. ворота - М. Ворота - пер. Каллистон - пер. Алакат - н. Кок Асан - в. Кок Асан - к. Кучук Карасу - пер. ...

Multi Active Tour - лето
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (351 голосов)
Loading ... Loading ...
Multi Active Tour - лето Адыгея, Краснодарский край
Цена: 20000 руб.
Продолжительность : 7 дней.
Квест тур Multi Active Tour - это не просто авторский тур это наш проект активного отдыха с новой концепцией оказания туристических услуг. Мультиактивная квест программа вобравшая в себя лучшие услуги нашей компании проверенные временем на сегодня является уникальным предложением по ...
К подножию Эльбруса
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (347 голосов)
Loading ... Loading ...
К подножию Эльбруса Кавказ
Цена: 33000 руб.
Продолжительность : 11 дней.
Долина р. Ирик, левого притока Баксана, - одна из самых красивых в Приэльбрусье. Река вытекает из одноименного ледника и впадает в Баксан около поселка Эльбрус. Висячая долина Ирика находится над поселком Эльбрус (1700 м). Здесь река прорезает глубокий каньон и с шумом врывается в ...

Конный тур Мир покоренный лошадьми
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (338 голосов)
Loading ... Loading ...
Конный тур Мир покоренный лошадьми Костромская область, Москва и Подмосковье
Цена: 12500 руб.
Продолжительность : 7 дней.
Программа тура: 1 день: По предварительной договоренности встречаем на вокзале ст. г. Галич (Костромская обл). Трансфер в с. Михайловское (15 мин). Размещение на конной базе в уютном гостевом доме. Завтрак. За приятным чаепитием знакомство с инструкторами; экскурсия по конюшне, ...
Корпоративные Приключения в Сочи
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (336 голосов)
Loading ... Loading ...
Корпоративные Приключения в Сочи Краснодарский край
Цена: руб.
Продолжительность : 1 дней.
Организация активных мероприятий и приключений для организаций на территории Большого Сочи. Сценарии: "Поиск Клада", "Корпоративные Соревнования", "Корпоративные Приключения". Подробнее на ...

Все активные туры ->

Отзывы, отчеты, вопросы, комментарии:


Отзывов пока нет, будьте первым.